Цитаты Просветителей от 2014 года

Здесь выложены мысли Просветителей России, прочтение которых привело к награждению Интернет-наградой в 2014 году:

Габриелов Константин Анатольевич - О Цели и Смысле Человеческой жизни

Её величество Эволюция - это на удивление прагматичная и изобретательная стерва. Преследуя одну единственную цель – выживание, она пользуется при этом богатейшим набором средств. В физических телах разных животных очень хорошо видна эта приспособленность - от комариного хоботка до хвоста кашалота, от ядовитого зуба кобры до шеи жирафа и т.д. И это совершенно понятно – если организм не адаптирован к существующим условиям, он гибнет.

Мой друг как то высказал мысль, что революция вполне может быть одним из инструментов эволюции. Я проверил (я всё проверяю), и оказалось, что в этом с ним согласны лучшие биологи мира, заявляющие, что эволюция не является плавным поступательным процессом, а совершенно наоборот – «Путь усложнения и приспособления организмов ОТЧЁТЛИВО ПРЕРЫВИСТ». Прогрессивные признаки, постепенно накапливаясь, в определённый момент совершают революционный прорыв и появляется совершенно новый вид приспособленный к новым условиям. Так вот это был тот самый случай. Появление чувств, стало революционным прорывом ни много ни мало, а на следующую ступеньку эволюции или в «следующее измерение». Событий такого масштаба история жизни на Земле знала совсем немного – например, выход жизни из океана на сушу или появление разума вполне можно поставить в этот ряд. Но о разуме чуть позже, пока остановимся на чувствах.

Человечество, ведущее себя как стадо животных, то есть живущее по животным правилам – также ВЫЖИТЬ НЕ МОЖЕТ.


Какой из этого вывод? Если не хотим выродится, деградировать и исчезнуть как вид, мы должны эти методики – вызывающие у человека САМО ЖЕЛАНИЕ стать Человеком - выработать для себя сами. («Мы» в данном случае – в самом широком смысле этого слова. То есть «мы», люди, человечество.) На первый взгляд это может показаться абсурдом – как это мы сами себя из болота за косичку выдернем? НО!.. Мыслящая материя - это САМООРГАНИЗУЮЩАЯСЯ СИСТЕМА, и достаточно проследить путь от хабилиса до сапиенса, чтобы убедиться, что именно этот метод Мюнхаузена для нас вполне применим.

Габриелов Константин АнатольевичО новой элите

Большинство россиян сегодня тщат надежду, на какой-то качественный прорыв, который позволит России, наконец-то занять достойное её место в мире. Этот прорыв действительно должен скоро произойти. Но он произойдёт не там, где его ждёт большинство – не в науке, технике или экономике, а в совершенно неожиданной сфере – в идеологии.

Сразу, чтобы к этому не возвращаться - миром правит не политика и даже не экономика, а только и исключительно – её величество Идея. К примеру: купец (банкир, маклер и т.д.) не потому «делает» деньги, что они ему жизненно необходимы, а потому, что неосознанно принял идею накопительства, как цель и смысл своей жизни. Рабочий, не потому горбатится у станка, что он без станка зачахнет от тоски, а потому, что принял идею – прокормить свою семью, как вполне достойную, и работа на станке – это его индивидуальный способ её реализации.

Идея – это то, что устанавливает общую для всех нравственную основу - делает общество целостным организмом. Равнение на неё вырабатывает культурное единство и коллективные представления о том, что хорошо и что плохо, что полезно и вредно, что можно и нельзя. Она выстраивает социальную иерархию и иерархию ценностей, регулирует поведение, управляет правовой, финансовой и хозяйственной деятельностью

Любое общество – вне зависимости от размеров, могущества и государственного устройства – всегда держится на Идее, то есть на основополагающих понятиях, позволяющих каждому гражданину, в любой момент ответить – для чего существует это общество?

Ради этой Идеи делается всё – пашутся поля, пишутся и исполняются законы, поются песни, летают самолёты, доятся коровы... Базовый нравственный канон на её основе не только управляет отношениями гражданина и государства, но и регулирует межличностные отношения – даёт систему представлений - кто герой и кто подлец, что почётно и что позорно, кто друг и кто враг, за что уважать и за что презирать, какие средства позволительны а какие нет и т.д..

Но выбор у нас небогат. Либо Россия, совершив неведомый до сего момента идеологический прорыв, станет мировым лидером, либо… Останется гигантом, не реализовавшим свою мощь, как Илюша Муромец так и не слезший со своей печи.

КОШЕЛЕВ Дмитрий - Есть хороший рецепт, что делать с Украиной

Тогда зададим ехидный вопрос: на минуту предположим, будто в самом деле было что-то где-то когда-то такое, что в итоге нашло отголоски в эпосе – русские распоряжались судьбой огромных империй, простые сыновья крестьянские, как равные, бились с разными аттилами и прочими, но куда тогда все делось-то, почему воспоминаний даже не осталось?

Ответить на такой вопрос достаточно легко. У славянских народов есть такая сильно бросающаяся в глаза особенность: когда все хорошо, устроить от нечего делать между собой разборки, обескровить друг друга и покинуть арену истории. Знает ли читатель, что в Голландии есть город Утрехт, родина Марко ван Бастена? А знает ли читатель, что всего-то в 696 году городишко назывался Вильтабургом, потому что принадлежал славянскому народу велетов? А что восточнее велетов, где сейчас расположены немецкие города со славянскими названиями Берлин, Шверин и так далее, жил другой славянский народ – ободриты? Читатель знает вряд ли, потому что эти два славянских народа очень сильно недолюбливали друг друга, мечтая сжить оппонента со свету. Долго у них это не получилось, но потом соседи помогли: сначала император франков Карл Великий в союзе с ободритами разгромил велетов, а потом датский король Годфред отомстил ободритам за велетов. Результат: от славян в Голландии с Германией осталась только топонимика.

Морозов Валерий Павлович - 
Мир после Крыма, часть 2, Кризис миропорядка

Майдан-2014 стал водоразделом, за которым существующий миропорядок стал невозможен. Майдан – это та точка «большого взрыва», из которой происходит рождение и расширение нового миропорядка.


Основы нынешнего миропорядка были заложены в XI веке в Англии. При Вильгельме Завоевателе стали создаваться королевские разъездные суды, которые от имени Короны решали дела с выездом на места. Вырабатываемые судьями решения брались за основу другими судебными инстанциями при рассмотрении аналогичных дел.

До этого, земельные и правовые споры решались судом баронов, «Божьим судом» (испытанием огнем и водою), силой, в бою, противостоянием. Господь, считалось, был на стороне правды, и в бою побеждал сильнейший. Собственно, и в средневековой России была такая же «правовая» система. Помните Лермонтова «Песня о купце Калашникове…»: «…прямо в левый висок, со всего плеча». Но убивать на Руси в кулачном бою было нельзя. Это считалось смертным грехом перед Богом, за это царь казнил. Так и Иван Васильевич казнил купца Калашникова, который знал, куда и как бьет.

Вильгельм Завоеватель, а затем Плантагенеты создали новую правовую систему. Они назначили Королевских судей, которые собирались в Вестминстере, определяли зоны своих полномочий и разъезжались по Англии, где вершили суд именем Короля. Потом они возвращались в Вестминстер, обменивались своими записями, судебными делами и принимали согласованное решение о необходимости вынесения новых приговоров на основе полученного опыта и принятых до этого решений.

С XIII века зародилась сама теория прецедентного права. На смену разрозненным местным актам пришло общее для всей страны право. Так стала складываться единая система прецедентов, общая для всей Англии, получившая название «общее право» (Common Laws). И эта система стала править Британией. Сами британцы в шутку называют эту систему Britannica Rules, которые и правят ( rule ) Британией.

В США правовая система пошла по тому же пути, только была создана в период становления независимости, быстро, с учетом британской практики, но в виде готового свода Законов, который со временем, естественно, развивался, но сохраняя свою основу- the USA Laws.

Rules и Laws являются основой всей Западной системы. Не капитализм, не фондовые биржи, не рынок, не реформы Рузвельта, теории Адама Смита и Карла Маркса, ни Obamacare и интернет. Все это возможно или невозможно, работает или не работает, но только в рамках Rules и Laws.

Конечно, миллионы на Западе пытаются нарушить законы, совершают преступления, но это не меняет основ общества и миропорядка, потому что Rules и Laws остаются сердцевиной всего, остаются законами правопорядка. Только лишение Запада системы законов может привести к настоящему коллапсу цивилизации.

И это является причиной, почему ни ленинский вариант коммунизма, с его пренебрежением существующими законами, с его верой в революционную целесообразность и пролетарскую законность, ни криминальная коррупционно-олигархическая российская или украинская системы, с их жизнью и действиями не по законам, а по понятиям и криминальной моралью, не могут быть интегрированы в Западный мир.

Орлов Степан - Национальный вопрос в Российской империи и СССР

Расширяя свои границы, Империя включала в свое состав все новые территории, населенные весьма непохожими народами. По устоявшейся точке зрения, все эти этносы «включались в Русский мир», «попадали в орбиту русской культуры» и т.д. На деле никакого обязательного механического «включения» и «попадания» не происходило. Скорее можно говорить о том, что предоставлялся шанс на подобное сближение, и то не всегда. А так, в жизни «обычного человека» из инородцев происходило мало существенных перемен. Его никто не заставлял одеваться в русскую одежду, говорить на русском языке, жить в русских избах и т.д. Напротив, зачастую новые власти были заинтересованы в консервации традиционных «свычаев и обычаев» к вящему удовольствию местной знати.

В ходе т.н. «языкового строительства в СССР», около 50 ранее бесписьменных народов получили письменность. Достаточно вспомнить работу Комитета Нового алфавита при ВЦИК или создание письменности для множества народов Севера (например, алфавит для эвенкийского языка разработан в 1931 г. на основе латинской графики, а уже в 1936-37 гг. переведен на кириллицу с добавлением специальных символов).

«Фабрика наций» работала безостановочно, трудно найти хотя бы примеры попыток свертывания ее деятельности. Правда, мне могут привести, в качестве контраргумента, тот факт, что «верхушки» новодельных республик «в период репрессий» подвергались серьезной чистке, а несколько народов было депортировано, но велик ли в этом смысл? История нации меряется не годами или веками, а поколениями. Если уничтожать этническую элиту каждые полгода можно вызвать к жизни массовое переживание богатой и трагической истории за несколько лет. Что, похоже, и получилось в результате: новые поколения «этноэлитариев», пришедшие смену, несли в себе не столько признательность к породившей их власти, сколько скрытую до поры до времени горечь наследников неотомщенных отцов (несмотря на то, что сами же выступали в качестве палачей и их подручных). Сам же принцип существования государств в государстве, с явными привилегиями для «титульных национальностей» оставался незыблем.

Пастухов Владимир Борисович - 
Два дифференциала русской истории

Русское мессианство бездонно. Его корни так глубоки, что докопаться до них практически невозможно. Они спрятаны далеко в Византии, в Третьем Риме, в панславизме и коммунистическом Интернационале, в конце концов. Русские не исполняют миссию (тем более что она невыполнима), они ею живут, они – её функция. Миссионерство было (и видимо, остаётся) движущей силой русской истории. Конечно, русские не единственный в мире народ, который так зацепила мессианская идея, но они, безусловно, стоят в первой шеренге среди самых отчаянных. Миссионерство – это русское подсознание, русский безусловный рефлекс. Все, кто умел читать книгу русской истории, об этом помнили и с напряжением ждали, когда рефлекс сработает. Дождались.

Конечно, любой праздник рано или поздно кончается. Но, как справедливо заметил мой сын, всегда можно устроить новый праздник. На Украине есть, как минимум, с десяток областей с русскоязычным населением. А ещё русские живут в Молдавии, Прибалтике, Белоруссии, Казахстане и во многих других местах. И почти везде они недовольны своим положением. Так что на наш век работы по собиранию русских земель хватит. Его политическое будущее можно было бы считать теперь совершенно безоблачным, если бы не одна неприятная деталь. Помимо имперской ностальгии у русской истории есть ещё один дифференциал, так сказать – «второго порядка», куда более мощный, чем первый: стремление русского народа к социальной справедливости как в локальном, так и во всемирном масштабе. На этом «обламывались» все русские цари.

Социальная справедливость – это красная кнопка в русской душе. Кто нажмёт на неё, тот выбьет стул из-под политики Кремля. Настоящая русская идея – не имперская. Это идея всеобщей справедливости. Это понимали в веке девятнадцатом, но забыли в веке двадцать первом. Владимир Соловьёв, который первым начал поиски русской идеи, полагал, что «идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности» и что «ни один народ не может жить в себе, через себя и для себя, но жизнь каждого народа представляет лишь определённое участие в общей жизни человечества. Русское социальное мессианство сильнее русского национального мессианства. Тяга к высшей справедливости в православном сознании выше приобретательского инстинкта, заставляющего расширять империю. Но кто-то должен будет ещё раз повернуть ключ зажигания в русской душе.

Ростовский Михаил Семенович
 - Хватит винить только власть

Испокон веков человеческое общество жило по принципу: те, у кого есть власть, выжимают последние соки из тех, у кого власти нет. Иной вариант отношений исключало состояние экономики: общий «пирог» был так мал, что кому-то волей-неволей приходилось голодать. Стремительное развитие технологий в рамках промышленной революции ХIX века начало менять такое положение дел. Но верхи психологически не были готовы делиться с низами излишком. И это привело к бешеной популярности идеи революции как о способе чудесным образом мгновенно избавить мир от несправедливости.

Разница в том, что Америка и Западная Европа сумели вовремя переболеть «революционной болезнью» и почти полностью от нее излечится. России повезло меньше. «Вирус революции» завладел нашим государственным организмом и в течение семи с лишним десятилетий отказывался уходить. Вот так и получилось, что в 2014 год российский креативный класс вступил с набором идей из 1914 года.

Заблуждения «передовой части» российского общества можно объяснить, понять и простить. Но это не делает их менее вредоносными. Да, политическое влияние «креативного класса» крайне скромно. Но кроме политического влияния есть еще и влияние моральное и идейное. И на этом поприще у «креативного класса» конкурентов нет. Не потому, что наш «креативный класс» такой хороший и замечательный — потому, что другого «креативного класса» у России все равно нет.

Вот и получается: двигаться вперед России мешает не только дремучее состояние умов многих членов нашей правящей элиты. Не менее серьезное препятствие — состояние ума нашей «демократической и прогрессивной» общественности. Российский «креативный класс» не привык думать о себе как о валуне на пути прогресса. Но в значительной степени так оно, к сожалению, и есть.

Черняховский Сергей Феликсович
 - России нужен такой национализм, который бы помог восстановить единство страны

Будучи националистом, я бы всячески приветствовал и поддерживал экспансию моей страны и моей нации в мире, но не как порабощение других, а как предметное доказательство того, что то, что делает моя нация, она делает лучше всех других наций. Не утверждениями, а тем, чтобы обеспечить, чтобы мои автомобили были лучше любых других, мои самолеты – лучше любых других, мои ракеты – точнее любых других, мои специалисты – профессиональнее любых других, мои технологии – совершеннее любых других. Чтобы имя моей нации воспринималось другими нациями как символ Добра и защиты от Зла. Чтобы весь остальной мир был твердо уверен, что пока на свете есть моя нация, с ним не произойдет ничего плохого, потому что при любом несчастье, которое может случиться, – от катастрофы природного характера до вторжения инопланетян, – моя нация всегда сумеет спасти человечество. И чтобы он твердо и, главное, обоснованно верил, что пока моя нация есть – у мира есть Надежда.

Будучи националистом, я бы всячески поддерживал сохранение своей самости и своей особенности, не допуская размыва собственной самоидентификации, но не путем отгораживания от Иных, а путем умения освоить все интересное, что у них есть. Я бы брал все, что у них есть такого в культуре, науке, обычаях, что может обогатить мою нацию, но не разрушить ее смысловые и идентификационные стержни; и вооружил себя ими, подчинив своим ценностям и смыслам. Вступая в контакт с Иными, нужно вступать в него достаточно сильным и содержательно накаленным, чтобы результатом этого контакта была не утрата тобой своей сущности, а принятие Иными твоей правды. И чтобы каждое соприкосновение моей нации с другим опытом приводило к тому, что все, что умеет другой народ и другая культура, моя нация умела бы делать лучше, чем те, от кого она этому научилась.

И я бы твердо помнил и старался внушить остальным, что главное, в чем сущность и историческое предначертание моей нации, – познать Мир и открыть Истину, причем открыть ее для того, чтобы научить ей остальных людей и остальные народы.


Комментарии в Google+