…УВИДЕТЬ ЕГИПЕТСКИЙ БУНТ Мысли в самолёте из Хургады и после - Бобров Александр Александрович


18 июля 2013 года
за публикацию …УВИДЕТЬ ЕГИПЕТСКИЙ БУНТ Мысли в самолёте из Хургады и после Боброву Александру Александровичу присвоена Интернет-награда Просветитель России"
В течение последних двадцати лет мы только и слышим на разные лады пушкинские слова: «Не приведи Бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Отсветы русского бунта кроваво ложились на Москву в октябре 93-го. А потом – даже и не мерцали. Хладнокровный Путин и аккуратный Медведев выглядят самодовольными и уверенными в невозможности такового. Но выключите ТВ и пойдите в жизнь или откройте интернет… Кстати, многие аналитики назвали события в арабском мире Интернетной революцией. Мне довелось увидеть египетский бунт, пока не осмысленный и щадящий (погибло, даже по данным ООН, меньше, чем в Москве 93-го) не только на экране, но и вблизи, ощутить его дыхание в Хургаде - конечно, не столь горячее, как в Каире.

* * *

«Аль де алла!» или «Слава богу!» так говорили многие арабы, когда их магазины да и они сами оставались целы. То же самое должны произнести и мы, пассажиры, вовремя (во всех смыслах) улетевшие из Хургады, которая так разрасталась из рыбацкого поселения, что береговые охраняемые отели находятся в стороне от старого центра, где разворачивались события, схожие с каирскими. Пересказывать их – нет смысла: операторы работали нормально, репортёры так себе, а вот аналитики и политологи – из рук вон плохо. У меня в номере принимался только «Первый». Без выбора каналов стало особенно ясно: до какого убожества довёл его Эрнст! Говорильня – поверхностные новости; криминальный фильм – перечислительные новости; «Давай поженимся» - повторяющиеся новости; «Пусть говорят» - протухшие новости. Ни публицистики, ни культуры, ни картины жизни страны - один пошлый трёп и фильмы с убийствами. После бездарного «Первого» с жадностью взял все газеты с тележки стюардессы – даже «Новые известия» (думал, что они благополучно скончались) и скучнейшую «Российскую газету». В этот момент больше всего поразила молодая пара по соседству, как оказалось, из Нижнего Новгорода: они не взяли даже «МК», им был совсем неинтересен ни тот кипящий мир, откуда они выбрались, ни тот застойный, куда возвращаются. В потасканных майках схватили гламурный «Максим» и стали рассматривать рекламы предметов роскоши. Господи, какие выборы, какая надежда на провинцию и молодёжь! Конечно, события в Египте вышли на первые полосы, но вот что меня сразу поразило при анализе: нигде не было употреблены ни уместное слово «революция», ни пушкинское «бунт». Так боятся их наши СМИ! – «события», «беспорядки», «бурные митинги» - что угодно… Теперь, вкратце, о своём видении событий. Я был впервые в Хургаде в 1997 году, тогда мне было всё интересно, и я бродил по старому году, заходил в лавочки. Колоритный, умудрённый торговец в одном из магазинов, признав во мне русского, стал угощать красным чаем и говорить о политике. Мы понимали друг друга больше по жестам. Он сказал две главные вещи: Мубарак – не то, что Насер, надоел!». Рукой по горлу - уже тогда. И о нашем лидере: «Ельцин – шайтан, болезнь страны». Взялся рукой за сердце. Почему я вспомнил эту сценку: умные люди из глубин народа быстро всё понимают. Сегодня, в век информационных технологий, их суждения, доводы, призывы – охватывают мгновенно общество. Причем, парадокс: в арабском мире, на традиционном Востоке с его деспотией, куда больше свободы слова, чем в России: ведь все страны зимних революций связывает один язык. У нас телеканалы или врут, прислуживают власти (сняли с эфира программу Малахова, где говорили о питерской сосульке-убийце, которая ударила и по губернатору Матвиенко) или развлекают и разлагают людей. А здесь, например, виртуальным «зачинщиком и провокатором» перемен в Тунисе и Египте называют телеканал «Аль-Джазира», который вещает со спутника для всего арабского Востока. Их на ковёр к эмиру не вызовешь, не запретишь. Это не «Первый», где журналисты робко задали вопрос Путину про засилье «Единой России», а он дал понять: не трогать! – мы кризис, мол, при ручном управлении парламентом преодолевали. Вот тебе и суверенная демократия – английский пэр париком бы в ужасе утёрся, а у нас Эрнст всё понял и снял антиматвиенковскую программу. Кстати, в Египте правящая партия тоже до 80 процентов набирала…

* * *

Растерянность у наших политиков и аналитиков вызвало то, что это - не типичные для арабского мира, а для нас как бы экзотичные бунты. Все перевороты и потрясения совершали прежде три силы: США с опекаемым Израилем, армия и исламисты. Ни в Тунисе, ни в Египте эти силы не были прямо причастны к организации революционных выступлений. Я видел программы CNN и BBC, которые не вели односторонней пропаганды, выжидали, что скажет встревоженный Обама, то есть информационной войны – не было. Армия вообще демонстрировала свой нейтралитет. Я подумал: если бы в октябре 93-го в Москве не похолодало, а генералы заявили, как в Египте, что не станут стрелять по своему народу, то памятник Ельцину в Екатеринбурге – не вознёсся бы. То есть революционный процесс – объективен и неумолим. Ведущий Брилёв в своей субботней программе в анонсе с напором выдал: «Говорим про Египет, а подразумеваем Израиль». Не знаю, кого он там имеет в виду – «мы. Я говорю про Египет, а подразумеваю такую же несчастную страну – Россию. Египет – древняя и благодатная земля с населением 80 млн. человек, но более половины населения живёт ниже черты бедности. Причем народ этот – бойкий, всё легко усваивающий. Стюард и бармен в отеле говорит на 4 языках – своём, английском, немецком и русском. У нас так руководящие кадры не говорят. Но деятельные люди видят, какая несправедливость царит в стране. Это ощущение выразили, подогрели молодые и образованные люди, которые у нас «Клинское» пьют, а там выступили на стороне обездоленного народа. Ни Бен Али, ни Мубарак никогда не обвинялись Западом в том, что они диктаторы. И те зарвались, уверовали в непогрешимость, как и наши, никем не контролируемые правители. Ведь Березовский предлагал Ельцину сделать дочку Таню наследницей, но тот поступил умнее и выбрал верного человека, Путин в свою очередь назначил Медведева. Вот и в Тунисе Бен Али назвал своей наследницей жену – бывшую парикмахершу, а Мубарак – сына. На десятый день народной революции сын президента Египта Гамаль Мубарак обещал не баллотироваться в президенты на предстоящих осенью выборах, но испуганный отец снял его и с руководящего поста «партии большинства». Разве это не локальная победа, непонятная россиянам, которые покорно голосуют за подобную партию и ловят новость, как договорятся в двуумвирате по выборам, вместо того, чтобы смести голосованием обоих за развал всей системы, за обнищание и унижение. В результате кризиса пострадали все, успокаивает Путин. Нет, доказано, что в мире жить стали хуже две трети населения, в России – побольше, а вот узкая прослойка – выиграла. На это наложился прямой кризис продовольствия, хотя в России мы видим, что в село вкладывается преступно мало, а в Египет перестал поступать в нужных количествах хлеб, в том числе российский. Но осознание всего этого, повторяю, пришло к народу с помощью информационных каналов и молодых, просвещённых соотечественников. Таковых-то у нас и приказано угробить реформами Фурсенко. В подготовке арабских выступлений большую роль сыграли левые движения. Например, в Тунисе в толпах чаще всего мелькали портреты Че Гевары. Когда начались волнения, одними из первых были арестованы лидеры компартии Туниса. И в Тунисе, и в Египте наибольшее количество людей на улицы вывели профсоюзы, протестующие против безработицы и повышения цен на продовольствие. А что такое наши прикормленные «независимые» профсоюзы рассказывать кому-нибудь? Это среди проливших кровь «сторонников Мубарака» были переодетые полицейские, выпущенные уголовники, проплаченные бедуины (знакомый электорат, правда?), а на площади выходил задавоенный нищетой и коррупцией народ. С высоты самолёта из Хургады многое видно, как всё ясно и в причинах народных восстаний, потому-то наши «свободные» СМИ в аналитических программах охотно про курорты опустевшие рассказывают да стенают: что будет с Израилем, если придут к власти исламисты, а взглянуть шире – боятся: не велено. Как нам объяснили 1 февраля, Ельцин-батюшка «подарил свободу слова и гражданского действия». Ну да, в интересах фараонов, жрецов и рабовладельцев.

* * *

К чему идёт дело, что ждёт Египет, теряющий каждый день по 300 млн. долларов? Не знают теперь даже США – тоже характерный симптом. Волнения под внезапным дождём стали утихать, но лидеры официально запрещенной исламистской партии Египта «Братья-мусульмане» заявили, что начали диалог с властями страны, чтобы определить, «насколько они готовы принять требования народа». Израиль трепещет. Сначала-то Вашингтон предлагал, казалось бы, логичный, но не устраивающий оппозицию и поддерживающую её улицу выход. Накануне моего прилёта в Каир прибыл спецпредставитель Барака Обамы – бывший посол в Египте Фрэнк Уиснэр. Именно после переговоров с ним Мубарак впервые появился по всем каналам, говорил уверено, просил потерпеть до выборов. Обама постоянно советовался в Белом доме и призывал к началу мирной передачи власти в Египте. Обтекаемо… Но Москва – вообще молчала. Египет занимал второе место в мире после Израиля по объемам американской помощи. Не помогло! На демонстрациях крутые арабские парни несли лозунги, которые пропутинские телекамеры не выхватывали: «Долой американизацию Египта!», «Мубарак, вон в США!». А Путин в эти дни давал гламурное интервью Наоми Кэмпбелл и прямо из кожи вон лез, чтобы понравиться именно штатовскому читателю, напирал на понятное для них. Например, стал распространяться о байкерах (да сколько их у нас-то по сравнению с США?): «Ну, это по-настоящему отличные парни… Я не крутой, вот эти парни, они – да!». Привел в пример одноного парня, который «потерял ногу где-то в Югославии во время войны». Дива, конечно, не узнала, что самые отличные парни – это бойцы псковской 6 роты. Чёрной пантере неведомо, что там было в Югославии, и кто этот парень – серб, наёмник или убеждённый борец за славянское единство? Путину это тоже словно ни к чему – он не сторонник русской идеи, общегосударственной идеологии. Вдруг стал говорить журналистам «Первого», что террористы-смертники – молодые и «порой сами не знают, чего хотят». Если он не лжёт сознательно, то пусть помощники зайдут на сайты, проанализируют, чего они хотят, какие идеи им ярко проповедуют и доложат шефу. Неужто он не понимает, что идеологию любую – терроризма, сепаратизма - можно победить не увеличением коллег-силовиков, а – другой, более привлекательной и победительной идеологией, умной политикой на Кавказе, где советская власть создавала университеты, театры, издательства. И впрямь от такого непонимания - становится страшно! После тревожных отзвуков погромов услышал в Хургаде анекдотичное заявление Медведева на торжествах в Екатеринбурге: «Ельцин сумел сохранить Россию как единую и влиятельную в мире страну». Ну, и где же наше влиятельное или хотя бы внятное присутствие в Египте в эти дни? Ведь по ТВ только репортёры пересказывают, что происходит, да представители консульства самолёты для студентов духовных университетов пробивают. Короткий разговор Медведева с Мубараком, который учился на боевого лётчика в Советском Союзе - пародия на прежнее влияние в Египте, где живы многие специалисты, подготовленные в СССР, где даже старые крокодилы в Ниле возле Асуанской плотины по-русски понимают, где барражируют над площадью с разгневанной толпой вертолёты «Ми-6», а я проезжал в аэропорт Хургады мимо хорошо знакомых БТРов. Какое было всестороннее и мощное присутствие! Но как раз Ельцин вместе со сгинувшим Козыревым и тут все позиции сдали. А все нынешние друзья - Биллы, Буши на ранчо принимают российских польщённых лидеров, а к лидерским позициям – на дух не подпускают! Россияне только везут денежки на Красное море: 2 млн. российских туристов в прошлом году побывали в Египте. А прежде-то в загубленном ныне бальнологическом курорте Сочи отдыхало 4 млн. советских тружеников, в межсезонье – школьники с продолжением учёбы. Из единственного субтропического курорта северной страны по капризу Путина решили сделать горнолыжный дорогой курорт. Расточительность и вред для здоровья народа просто космического масштаба, которых никакая затратная Олимпиада не оправдывает! Специалистов наших в Египте почти не осталось. Зато растёт количество студентов, в основном за счёт республик, где расцветает мусульманство (назвать их просто мусульманскими - никак нельзя, даже если это Чечня, где вырезали и вытесняли почти всех русских). Между тем Алибер Аликберов, например, руководитель центра Института востоковедения РАН утверждает: «Процессы, схожие с Кавказом, идут и в Поволжье. Мы пока мало знаем о них, но они там тоже набирают обороты. Это очень опасно».

* * *

В продолжение этого предупреждения скажу о другом событии, потрясшем меня уже по прилёту. Нас, конечно, в Москве никто не встречал с тёплыми объятьями – не то, что рейс, прибывший в Уфу чуть позже. Волнения в Египте показали, что заезжих эмиссаров из стран Востока и ждать не надо: мы сами туда начали направлять на учёбу студентов духовных университетов. Сегодня много говорится о традиционном и экстремистском исламе, о правильном, так сказать, и неправильном. Граница тут зыбкая, к тому же в том же Египте сильны радикальные «Братья мусульмане». Многие аналитики считают, что они через нищету, неграмотность и отчаяние народа в результате гражданской войны могут придти к власти, явив убедительный, наглядный пример своей правоты и силы. Как не восхититься их лидерами нашим доверчивым студентам! Живут они тоже там неплохо – с семьями, на хороших квартирах, судя по виду – не на грошовую стипендии или переводы из дома. Я успел увидеть, как по всем телеканалам прошли репортажи о сей торжественной встрече. Так и спецназовцев из горячих точек не встречают. В Каир готовы отправить ещё самолёты, если потребуется. Первую группу учащихся встречал лично президент Башкирии Рустем Хамитов. Хиджабы девушек и другие атрибуты старались не показывать – всё так чинно. В это время многие люди от полпреда Хлопонина до журналистов побывали в вузах Пятигорска, где студентов вербуют радикальные исламисты, и пытались выяснить, почему это у них так легко получается. Подопечные эмиссаров облачаются в хиджаб, ходят на занятия с молитвенниками и четками. В машинах слушают в музыкальном сопровождении суры из Корана. Главным домом для них становится не университет, а мечеть. Именно сюда привёл и «домодедовский» след. Объявленная в розыск за подготовку теракта в новогоднюю ночь Мария Хорошева и задержанная за то же преступление Зейнап Суюнова жили в Пятигорске, в четвертом корпусе общежития. В ислам стали обращаться девушки-славянки! Почему? Как бороться с терроризмом? За ответом столичные журналистки отправились побеседовать с благочинным пятигорским протоиереем Борисом Дубинским. — У терроризма нет национальности, - заявил он, - это общемировая проблема, слабость власти. Александр Ульянов, брат Ленина, который готовил покушение на царя, собирал боевые снаряды, тоже по большому счету был террорист, — выдал о. Борис. К радикальным исламистам, по его мнению, попадают те, кому требуется экстрим, кто не нашел свое место в жизни или хочет легко заработать деньги. Это, мол, часто очень внушаемые люди, которые привыкли по жизни подчиняться Причём тут Ленин и его старший брат – совершенно непонятно. В ответ я могу привести как предтечу ваххабитов попа Гапона, ведшего женщин с детьми под пули. Не станем копаться в истории – обратимся к страшному и совершенно иному настоящему! Отец Борис живёт в Ставропольском крае, потрясенным недавним массовым убийством, в курортном Пятигорске, откуда уже выходят убеждённые исламисты-террористы (Виталии Раздобудько тоже был прихожанином пятигорской мечети), а несёт, прости, Господи, агитационную чушь. Кстати, только что прошедший Архиерейский собор вроде бы запретил священнослужителям заниматься агитацией и политической пропагандой. Но когда дело касается поношения Ленина и «богоборческой власти», которую многие миряне вспоминают как рай на земле, священников-политиканов почему-то не поправляют иерархи. Но вернёмся к наболевшему. Отец Борис называет три категории людей и совершенно, что страшно для пастыря, исключает четвёртую, главную категорию – людей с верой и убеждённостью! Тут на Ленина не сошлёшься – самому надо противостоять. Понимаю, что это неимоверно трудно: ведь после врат церкви люди выходят в реальную жизнь. Она вопиет против всех христианских заповедей и постулатов религиозной морали. Но православные смиряются, а многие мусульмане – нет! Потому-то их девушки не ходят с голыми животами, джигиты слушают старших. А у нас Путин, отвечая на вопрос Кэмпбелл, заявил: «Девушки в эротическом календаре, посвящённом мне, повели себя храбро. Именно это мне и понравилось больше всего». Чего в этом развратном политиканстве храброго – совершенно неясно! А ещё вот что самое характерное: в кавказских аулах на всех саклях стоят «тарелки», но там смотрят турецкие фильмы, арабские музыкальные каналы, а не кровищу НТВ или распутство ТНТ. Я сам далеко не пуританин, но прихожу в ужас, когда вижу, какую нравственную муть пьют мои внучки по СТС, например. Как это растление остановить? Где слово церкви? – нет ответа. А у мусульман - есть. При обсуждении корней восстания в Египте неведомый Нарымбет Жунусов написал в интернете: «Меня поражает незнание вопроса об арабских странах и Исламе. Социальные проблемы стали детонатором волнений. Просто законопослушный мусульманин спрашивает себя: я выполняю все требования Корана, и почему же меня притесняют, и я плохо живу? Тунис и Египет-это страны, активно сотрудничающие с Западом. Сторонники чистого Ислама придут к власти, и Запад, благодаря своей неблаговидной политикой, получит «эффект пружины». Идет адаптация ислама в нынешних, реальных условиях. Терпение народа не безгранично, а этим всегда воспользуется тот, кто более доступно объяснит народу, кто виноват в их жизни. Виновата коррупция и беспросветность в жизни людей!». Но разве не то же в России, пошедшей благодаря Горбачёву-Ельцину и младореформаторам по западному пути, потерпевшей полное фиаско в деле построения цивилизованного рынка и погрязшей в коррупции? Нефть и другие продаваемые природные богатства позволяют пока жировать узкой прослойке и поставленной ею бюрократической власти, содержать силовые структуры, оберегающие от народного гнева, а брызги от нефти и подачки из бюджета поддерживать в иллюзиях ещё какую-то часть населения. Но критическая масса обездоленных в физическом и нравственном смысле – растёт. Пусть наш главный блогер почитает, что пишут в пока ещё свободном интернете продвинутые пользователе о Путине-Медведеве, о режиме, который они олицетворяют, о чиновничье-воровской власти. Ну, всех несут по таким кочкам, что и барханам Сахары не снилось. Только полицейский режим, прикормленные СМИ и суровый, в отличие от Туниса-Египта, климат помогают подмораживать и сдерживать народ. А пушкинские слова, которыми нас часто пугают, твердя, что лимит на революции Россия исчерпала, нужно понимать как грозное предупреждение тем, кто грабит и унижает русский народ. Так закончил одно своё послание незабвенный наш друг Евгений Нефёдов: «Те горькие слова я вспомнил, потому что – дано им, как зерну, пробить бесплодный грунт, и в рост пойти, о чём – пророчествовал Пушкин: «Не приведи вам Бог – увидеть русский бунт…».