Мотивация власти: абстрактные цели и реальные интересы


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница
Григорий Алексеевич Явлинский
29 ноября 2012 года
за публикацию Перспективы России и 19 февраля 2013 года за публикацию ЛОЖЬ И ЛЕГИТИМНОСТЬ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ РЕФОРМ Явлинскому Григорию Алексеевичу присуждена Интернет-награда "Просветитель России"

Мотивация власти: абстрактные цели и реальные интересы

Следующая группа причин неудачи реформ – расхождение истинных интересов и мотивов власти, которая взяла на себя ответственность за историческую судьбу России в 1991 г., с декларировавшимися целями создания прозрачной и конкурентной рыночной экономики и обеспечения минимальной социальной защиты населения. Разговоры о демократической рыночной экономике и, соответственно, политических и экономических реформах, призванных обеспечить ее становление, уже в 1992 г. и особенно начиная с 1995 г. стали не более чем идеологическим прикрытием для куда более прозаичных задач и целей.

На деле новую систему формировали не либералыреформаторы, а наиболее энергичная и «голодная» часть старой советской бюрократии. Формировала под себя, под свой менталитет и свои интересы. Разговоры о рынке, конкуренции и тому подобных вещах интересовали правящую элиту лишь в той мере, в которой это было необходимо для обеспечения политической поддержки нового правящего класса. Что же касается реальных действий, то любые меры, ограничивавшие для правящей элиты свободу распоряжения доставшимся ей от советской эпохи наследством, были для нее неприемлемы. Первой и главной задачей переходного периода в понимании тогдашней власти было обеспечение ее собственных имущественных и политических интересов, и в первую очередь использование оказавшейся в ее руках власти для реальной приватизации активов бывшего советского государства.

Субъективные ощущения, планы или представления отдельных представителей нового правящего слоя, по большому счету, не имели значения. В ряде случаев, вполне допускаем, что они искренне ставили задачу построения в России общества западноевропейского или американского типа. Однако общее коллективное сознание этого слоя, его представление о допустимом и недопустимом, возможном и невозможном, желательном и нежелательном обеспечивало принятие именно тех решений, которые создавали условия для успешной конвертации власти в собственность и наоборот. Напротив, те законы или решения, которые могли бы способствовать созданию условий для относительно честной рыночной конкуренции, фактически саботировались, а их воздействие на реальную экономику практически было сведено к нулю.


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница