Мир после Крыма, часть 2, Кризис миропорядка - Морозов Валерий Павлович


Морозов Валерий Павлович
07 апреля 2014 года
за публикацию Мир после Крыма, часть 2, Кризис миропорядка Морозову Валерию Павловичу присвоена Интернет-награда "Просветитель России"

Мир после Крыма, часть 2, Кризис миропорядка

Майдан-2014 стал водоразделом, за которым существующий миропорядок стал невозможен. Майдан – это та точка «большого взрыва», из которой происходит рождение и расширение нового миропорядка.

Майдан был не столько направлен против Януковича или Путина, сколько против сложившейся в государствах бывшего СССР, криминального государственно-олигархического строя. Запад поддержал Майдан всеми возможными политическими средствами и потенциалом своих спецслужб. Но того, что планировал, опять не добился.

Запад еще не проиграл в Украине, но проигрыш не просто не исключен, он вероятен. Главная проблема, причина неудач Запада состоит в том, что во время коренного революционного перелома, в основе которого лежат не отношения собственности, не классовое противостояние, а восстановление моральных ценностей, нравственных основ общества, Запад действует по устаревшим рецептам холодной войны. В основе действий Запада лежит не стремление преобразовать украинское общество и государство, вернуть ему общемировые нравственные ценности и основы, а победить российское влияние, присоединить Украину к западному миру, к ЕС, к НАТО, то есть поглотить Украину. Запад действует в отношении Украины, как поля войны, хотя и необъявленной, и не «горячей».

Однако, подходя к украинской проблеме, к ее решению с позиций холодной войны, Вашингтон и Брюссель действуют без той гибкости и мудрости, которые были присущи политикам «великого противостояния».

Киссинджер, Рейган, Буш — старший, Бжезинский понимали, что к Брежневу, Громыко и Горбачеву надо подходить с другими мерками, чем к западным политикам. Коммунистическое мировоззрение отличалось принципиально от западного мышления. «Великое противостояние» не переросло в ядерную катастрофу потому, что лидеры Запада и СССР в критический момент могли тихо собраться за закрытыми дверями, открыто переговорить, обсудить проблемы и выработать решение, приемлемое для всех. Они понимали и уважали друг друга. Они понимали, что они разные. Они решали проблемы с тем, с кем надо их решать, а не с кем им хотелось.

«Великие старики» выстрадали разрядку, а потом и перестройку мировых отношений. Но те на Западе, кто пришел к власти после них, лишь наследовали новую политическую реальность, не выстрадав и не создав ее. Воспитанные и обученные в период холодной войны, они оставались носителями ее идеологии, психологии. Для них оставался естественным подход: «Враг моего врага – мой друг».

Друзья, союзники подбирались не по их моральным  и нравственным достоинствам, не по их реальным устремлениям, а по принципу «за или против». За коммунизм или против коммунизма. За  капитализм или против капитализма.

В Украине начала 2014 года Запад также нашел политических союзников не по их моральным и нравственным позициям, не по их отношению к законности, правопорядку, нравственным нормам, а по тем же принципам и подходам холодной войны. Связи с коррупционными и криминальными кланами не исключали украинских политиков из списков кандидатов на должности в новой «евросоюзной» Украине. Националистические и профашистские взгляды тоже были выведены за скобки как несущественные на данный момент (пусть фашисты и националисты бьются на баррикадах против Януковича, потом мы с ними разберемся). В результате союзниками Запада, его опорой стали люди, политики, которые по своему мышлению и мировоззрению только кажутся прозападными или способными создать демократическое правовое государство, а в реальности стоят на другой, далекой ступени нравственного развития.

Но почему именно нравственные основы, в том числе отношение к Закону и законности, правопорядку стали так важны? Почему именно по этому критерию должны отбираться политики и общественные деятели, которым может быть оказана поддержка, на кого Запад может опираться, если он хочет добиться не временного, а долгосрочного успеха?

Rulesи Laws

Основы нынешнего миропорядка были заложены в XI веке в Англии. При Вильгельме Завоевателе стали создаваться королевские разъездные суды, которые от имени Короны решали дела с выездом на места. Вырабатываемые судьями решения брались за основу другими судебными инстанциями при рассмотрении аналогичных дел.

До этого, земельные и правовые споры решались судом баронов, «Божьим судом» (испытанием огнем и водою), силой, в бою, противостоянием. Господь, считалось, был на стороне правды, и в бою побеждал сильнейший. Собственно, и в средневековой России была такая же «правовая» система. Помните Лермонтова «Песня о купце Калашникове…»: «…прямо в левый висок, со всего плеча». Но убивать на Руси в кулачном бою было нельзя. Это считалось смертным грехом перед Богом, за это царь казнил. Так и Иван Васильевич казнил купца Калашникова, который знал, куда и как бьет.

Вильгельм Завоеватель, а затем Плантагенеты создали новую правовую систему. Они назначили Королевских судей, которые собирались в Вестминстере, определяли зоны своих полномочий и разъезжались по Англии, где вершили суд именем Короля. Потом они возвращались в Вестминстер, обменивались своими записями, судебными делами и принимали согласованное решение о необходимости вынесения новых приговоров на основе полученного опыта и принятых до этого решений.

С XIII века зародилась сама теория прецедентного права. На смену разрозненным местным актам пришло общее для всей страны право. Так стала складываться единая система прецедентов, общая для всей Англии, получившая название «общее право» (Common Laws). И эта система стала править Британией. Сами британцы в шутку называют эту систему Britannica Rules, которые и правят ( rule ) Британией.

В США правовая система пошла по тому же пути, только была создана в период становления независимости, быстро, с учетом британской практики, но в виде готового свода Законов, который со временем, естественно, развивался, но сохраняя свою основу- the USA Laws.

Rules и Laws являются основой всей Западной системы. Не капитализм, не фондовые биржи, не рынок, не реформы Рузвельта, теории Адама Смита и Карла Маркса, ни Obamacare и интернет. Все это возможно или невозможно, работает или не работает, но только в рамках Rules и Laws.

Конечно, миллионы на Западе пытаются нарушить законы, совершают преступления, но это не меняет основ общества и миропорядка, потому что Rules и Laws остаются сердцевиной всего, остаются законами правопорядка. Только лишение Запада системы законов может привести к настоящему коллапсу цивилизации.

И это является причиной, почему ни ленинский вариант коммунизма, с его пренебрежением существующими законами, с его верой в революционную целесообразность и пролетарскую законность, ни криминальная коррупционно-олигархическая российская или украинская системы, с их жизнью и действиями не по законам, а по понятиям и криминальной моралью, не могут быть интегрированы в Западный мир.

Двойные стандарты и раздвоенность Запада

Но при всем «правлении» Rules и Laws, в своей политике Запад нередко демонстрирует не просто двойные стандарты, а способность приспосабливать международные законы под свои цели и планы, а при необходимости обходить и нарушать эти законы и решения.

Почему то, что невозможно в США или Великобритании, может произойти в Украине или Ливии?

Причины две:

1. Раздвоенность внешнеполитического сознания.

Постсоветское поколение западных политиков, не имея опыта паритета сил, реального противостояния с равным по силе себе противником, то есть, не имея опыта страха и боязни уничтожения при принятии ошибочных стратегических решений, оказалось носителем негативных и опасных идеологических установок времен холодной войны в большей степени, чем старшее поколение политиков. Старшие были вынуждены иметь разные стандарты внутри страны и во внешней политике, потому что сталкивались с противником, мораль и нравственность которого изменить были не в силах. Только перерождение советского социализма, саморазрушение его могли изменить ситуацию, изменить политику и дать возможность отказаться от двойных стандартов в политике.

СССР распался, ленинско-сталинская идеология была отброшена на задворки общества. Но практика двойных стандартов в политике Запада сохранилась. И это была принципиальной ошибкой.

Для политиков конца двадцатого и начала нынешнего веков кажется естественной разница между внутренней и внешней политикой. То, что нельзя сделать в Лондоне, можно сделать в Киеве. То, о чем нельзя помыслить в Калифорнии, можно сделать в Сирии. Сдерживающими факторами является не мораль и закон, а политическая целесообразность, экономическая и политическая выгода.

Эта раздвоенность усиливается пониманием своего военного и экономического превосходства над странами бывшего СССР, которые не были интегрированы в ЕС.

2. Отсутствие независимого международного суда и правосудия, способного обеспечивать выполнения своих решений, независимо от мнения и позиций отдельных государств.

Основу Rules и Laws составляет именно независимая от власти и участвующих в разбирательстве сторон судебная система. Независимый от любого влияния суд – основа демократической системы. Но в международной системе такого суда нет.

Все международные структуры, которые призваны бороться с нарушениями международных норм, законов и правил, в том числе ООН, Совет Безопасности ООН, Совет Европы, ОБСЕ и тому подобные организации и их органы являются структурами по защите интересов отдельных государств. Сильнейшие государства имеют больше прав, а международные организации зачастую принимают решения по принципу: Не тот прав, кто прав, а у кого больше прав.

Международные суды, — судебные органы, создаваемые на основе международных договоров для рассмотрения споров между государствами или между государствами и частными лицами, не свободны от политических интересов отдельных государств, не являются независимыми структурами. Они лишь продолжение международных организаций и стран, которые стали их создателями и участниками.

Международная судебная система отражает политику ведущих мировых держав, нравственный уровень этой политики, и, следовательно, неспособна выполнять эффективно функции независимого суда. Чтобы превратить международную судебную систему в независимый центр власти, нужны кардинальные изменения, отказ от остатков мышления холодной войны, нужна МОРАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.