НАКОНЕЦ РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ - Винтов Олег Тимофеевич


Для того, чтобы понимать Россию умом, а не чувством, перестать представлять ее историю в виде череды смутных времен и тиранов, попытаться обозначить траекторию ее будущего необходим специфический метод исследования. Заключается он в том, что, в отличие от привычного рассмотрения единой истории страны или государства, для России необходимо отделить линию эволюции ценностей, принципов жития, чаяний народа от интересов, нравственных норм, целей правителей. Из борьбы и влияния их друг на друга соткана вся наша история, но чтобы объяснить ее парадоксы, надо сначала эти линии представить как принципиально разные и выявить их собственные основания.

До прихода Рюрика славяне жили обособленными (земли хватало), сокрытыми за лесами и болотами общинами, дабы избегать стычек с кочевниками. Во главе поселения стоял мудрейший из старейшин, который праведно судил, т.е. знал правду, и справедливо распределял скудные ресурсы между всеми членами племени. Жили просто, но счастливо, в гармонии с природой, никого не угнетали и не эксплуатировали. Даже военнопленных они не обращали в рабов. Псевдо- Маврикий писал : «Находящихся у них в плену, они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, устанавливая (срок ) на определенное время, предлагают им на выбор: возвратиться за известный выкуп восвояси или остаться там на положении свободных и друзей».Позднее, между крупными племенными союзами на освоенных землях случались стычки, но то была борьба за угодья, а не для подчинения и сбора дани. И путь из варяг в греки им был не особенно нужен… Но тут нагрянули алчные, циничные, безработные бандиты. Кстати, говорят, сначала их было совсем не много, человек 100-150. Неизбывность дани, ради собственного спокойствия, нашим предкам была известна. Тогда они платили ее хазарам, теперь стали платить варягам. (Так произошло, например, с присоединением Олегом северян и радимичей. «Он послал спросить у старейшин: "Кому даете дань?" Узнав, что они платят ее хазарам, Олег заявил: "Не давайте хазарам, а давайте лучше мне". Он на них «наложил дань легкую». Уговорились платить русскому князю "два шеляга от рала"»). Кстати, пригласили их, так сказать, городские славяне, уже вкусившие прелести торгового обмана, отошедшие от патриархального уклада и, лишенные мудрой справедливости, неспособные договориться между собой. Другие же при этом продолжали сохранять нравственные нормы праотцов, все еще влияющие на коренное устройство жизни.

Только живущем в веках на славянской земле принципом справедливого распределения и заботой обо всех, а также влиянием его на варягов, можно объяснить более чем странный, экзотический закон наследования на Руси, установленный Ярославом, который, хоть и привел к междоусобному кровопролитию , сохранялся вплоть до монгольского нашествия. Этот уклад сформировался задолго до принятия христианства, ведь Владимир сначала хотел объединять земли под знаменем Перуна, но потом оказалось, что он не подходит, так как, при ближайшем рассмотрении, по старшинству не очень превосходит русалок, лешиев и домовых, не говоря уж о Стрибоге и Велесе. Пришлось обращаться к монотеизму. Но и православие было скорее удачным наложением, симбиозом, не противоречащих ему, праславянских норм и канона. Когда же Никон, попытался ортадоксировать православие на Руси , начался Раскол.

Кроме чувства справедливости славяне подарили пришлым еще и чувство правды. Правда – это знание, но не любое, а только то, что от Бога. Его ведали старейшины родов, отцы племен, потому=понему и правили. Рюриковичи это впитали и использовали, отсюда рассказки о прозрении Владимира после крещения. Простому славянину в голову не могло придти, что можно править, не зная правды. Именно поэтому и Пугачев и Разин и др. были вынуждены называться царями, иначе бы их и слушать никто не стал. Это не от наивности, а от глубоко сокровенного знания должного.

Нельзя не согласиться с В.Соловьевым, который говорит : «…окончательное осуществление социальной троицы, где каждое из трѐх главных органических единств, церковь, государство и общество, безусловно, свободно и державно, не в отъединении от двух других, поглощая или истребляя их, но в утверждении безусловной внутренней связи с ними. Восстановить на земле этот верный образ божественной Троицы – вот в чѐм русская идея», но на какой основе, принципе, точке они соединятся? Пока ответа нет. Как говорил М.Жванецкий : «Ждем вспышек памяти или сведений со стороны».

Теперь о грустном. Чем же отплатили приходимцы славянам? Тем, что ввергли земли в междоусобные войны, безжалостно отдавая на разграбление и поругание своих подданных, тем что из-за собственной несоорганизованности, имея двух, а может и пяти-кратное преимущество в численности и вооружении, не только проиграли битву на Калке, но и уничтожили 9/10 русского войска (практически все боеспособное население), открыв путь монголам. Обдирая народ, возили потом богатые дары в Орду, не забывая и себя. Гнобили, гнобили, гнобили. Такое же отношение легко проследить далее вплоть до наших дней… Кто хочет понять как Московское княжество с помощью Орды аккумулировало соседние земли, может ознакомиться хотя бы с историей борьбы Москвы с Тверью и узнать, что победа была одержана не отвагой, благородством и мудростью, а хитростью, лизоблюдством, беспринципностью. Не удивительно, что апофеозом правления рюриковичей стал безумный Иван Грозный. Удивительно то, что русский народ продолжал сохранять при этом свои нравственные устои, христиански прощая ничтожную братию правителей, неоднократно выкупая их из плена. Вспомнить хотя бы перипетии Василия темного.

Но приходимцы совершили еще более тяжкое зло, они уничтожили, выражаясь современным языком, сам институт старейшин родов, отцов племен. Происходило это примерно так. Славяне всегда были рады иноземцам, но когда к ним приходили с мечом, либо уходили в еще более недоступные леса и болота, либо платили дань случайным кочевникам. С приходом варягов контроль стал тотальным, а дань постоянной и все более непомерной. Тогда рядом со старейшинами появились халдеи (проходимцы), предлагавшие обманом утаить часть дани, сохранив средства для общины. Для самых уважаемых старейшин, отцов племен это было категорически недопустимо, но халдеи брали этот грех на себя. В начале они действительно преследовали интересы рода, но со временем, их принцип воровской наживы все более приближал их к князю. Их становилось все больше в княжеском окружении. Изощренные в обмане, они воровали друг у друга. Воруют и по сей день... В относительно стабильные времена дружина не нужна, гораздо важнее сборщики налогов, управляющие. Их надо приблизить, обласкать и заставить служить. Первым это понял Андрей Боголюбский, за что и был отстранен дружиной с особой жестокостью, но, как выяснилось, только для того, чтобы воплотить его идеи в жизнь.

Вот так видится прошлое, если не смешивать Божий дар с яичницей. При таком подходе становятся более понятны разные повороты в истории России. Скажем, коронация рабо-царя Годунова, выборы Михаила Романова и «Слово-и-дело государевы» Алексея Михайловича, Петровские преобразования и их результаты вплоть до коммунистических реформ и наших дней. Парадоксально то, что хотя это всегда была борьба элит или внутри элит, но исход дела, несмотря на традиционную пассивность населения, почти всегда решало отношение к ней народа.