Отсутствие понятия абсолютного зла


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

2. Отсутствие понятия абсолютного зла

Готовность принять в качестве не просто партнера и союзника, но «своего» почти любого человека, открытость русской культуры проявляется и в отсутствии в ней образа «абсолютного зла», резко контрастирующем с, например, европейской культурой.

Зло для носителя русской культуры относительно; это особенно ярко проявляется в народных сказках, наиболее полно отражающих всякую культуру. Возможно, данный феномен вызван длительным существованием под игом Золотой Орды, которая была одновременно и злом, и объектом постоянного сотрудничества (хотя бы со стороны князей): достаточно вспомнить, как «добрый молодец» договаривается с ее символом – Бабой-Ягой. Да и разговоры перед смертельными схватками со Змей-Горынычем и Кощеем Бессмертным тоже весьма показательны: уступи они – никаких схваток бы не последовало.

Интересно, что советская культура, в которую русская культура переплавилась ужасом гражданской и Великой Отечественной войн, восприняла, хотя и фрагментарно, образ «абсолютного зла» - и это стало одним из проявлений ее ожесточения. Вероятно, это ожесточение продолжается и сейчас: место побежденного и потому ушедшего в прошлое абсолютного зла - фашизма - на глазах занимает торжествующее и потому вызывающее растущее, а не снижающееся ожесточение новое абсолютное зло: либеральные реформаторы и клептократия (в том числе силовая) как их естественное порождение и продолжение.

Между тем именно отсутствие «образа абсолютного зла», обеспечивая человечное отношение к представителям других культур и народов, обеспечивает носителям русской культуры высокую гибкость и способность не только вести плодотворные переговоры, но и вызывать к себе долговременную симпатию.

Возможная уже в близкой перспективе утрата этого качества приведет, как представляется, к обеднению русской культуры и снижению жизнеспособности ее носителей.

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница