Как выявить содержание русской идеи?

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Игорь Чубайс
10 января 2015 года Игорю Борисовичу Чубайсу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за книгу "РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ"

Как выявить содержание русской идеи? Проанализировав ряд мифов и реалий, мы можем теперь подойти к исследованию главного для нас вопроса – что же такое русская идея. Надо заметить, что толкование у этого термина двоякое. В философии существует устоявшееся словосочетание – «спекулятивное рассуждение». Речь идет о субъективном поиске, осуществляемом конкретным ученым, о его субъективном выводе, сделанном на основании личных наблюдений. Спекулятивные рассуждения оказываются тем интересней, чем значимей личность исследователя, т.е. чем глубже он погружен в проблему и чем выше его интеллектуальные возможности. Мнение о русской идее, высказанное случайным прохожим, тоже являет собой пример спекуляции, но значение такого суждения не будет значимым.

В этой связи надо сказать, что все рассуждения о русской идее отечественных мыслителей начала века носили спекулятивный характер. Это и не удивительно, ведь они были непосредственными, прямыми участниками процесса, о котором говорили и писали.

Их свидетельства весьма интересны, но никого здесь не должно удивлять отсутствие совпадений. Разные авторы замечали в российском маршруте разное, видели различные его особенности.

Теперь, спустя более 80 лет после падения исторической России, о национально идее можно и даже необходимо говорить в другом смысле. Если этим термином обозначают фундаментальные нормы и правила, которые существуют объективно, не зависимо от воли и желаний исследователя, то следует поискать соответствующие объективные методы и приемы выявления этих самых норм. Сегодня живых носителей норм и правил, которые были в начале прошлого века остались единицы. Этих стариков-эмигрантов и их детей, сохранивших свою культуру, собрать вместе и опросить по существу невозможно. Но зато в последние полвека в гуманитарной науке появились прежде неизвестные приемы и методики, которые позволяют обнаружить и раскрыть глубинное содержание текстов, что и поможет нам в поиске и реконструкции российской исторической системы ценностей. Мы вынуждены, по понятным причинам, воспользоваться именно этим путем поиска русской идеи.

Вернѐмся к вопросу: каким образом можно получить максимально объективный и максимально надежный, достоверный результат? Я предлагаю сделать это, проведя четыре взаимодополняющих и взаимопроверяющих исследования.

Первое. Начнем с обращения к истории страны, она описана и изложена в большом количестве содержательных и общепризнанных трудов. Если сквозь призму философии прочитать и проанализировать эти работы, ставя целью обнаружение и выявление главных системообразующих ценностей и закономерностей нашего прошлого, мы сможем сделать серьезный шаг, приближающий нас к раскрытию объективного содержания русской идеи.

Второе. Другим источником необходимых для нас решений может стать русский фольклор. Пословицы и поговорки собраны и опубликованы. В них заключен столь важный народный опыт, что изначально он даже не нуждался в специальной записи, его передавали из уст в уста. Мимо такого наследия проходить не следует.

Третье. Еще одним важнейшим пластом культуры, доступным для анализа, является, конечно, наша художественная литература. На первый взгляд, кажется куда как просто – взял томик Чехова, полистал Толстого – и вся российская система ценностей как на ладони. Но на самом деле провести такое выявление будет очень непросто. Сегодня многие забывают, что направление, сложившееся в нашей литературе в XIX веке? называется критический реализм. Писатели, рассказывавшие о нашей жизни, прежде всего, рассказывали о наших проблемах. Они не были фотографами реальности, их миссия больше напоминала миссию врача. Найти проблему и исследовать еѐ, почувствовать чужую боль как свою и описать еѐ – вот как понималась задача художника. А здоровое и крепкое в таком пристальном внимании не нуждалось. У Чехова вы найдете сто рассказов о любви, и все они о любви несчастной. Но тот, кто из этого сделает вывод, что на Руси любить не умели, будет совершенно не прав. И уж вовсе станет заблуждаться тот, кто из сатиры Салтыкова-Щедрина будет монтировать документальный портрет своего отечества. Кроме всего прочего, надо напомнить, что Михаил Евграфович был не диссидентом, а вице-губернатором Рязани.

Но если реконструировать образ страны из прозы так сложно, может быть, это удастся сделать, обращаясь к поэтическим текстам? Если взять все стихотворения, в названии которых есть слова «Русь», «Родина», «Отечество» и попытаться построить коллективный поэтический портрет России? Несомненно, таким образом, мы сможем получить новый интересный материал для анализа.

Четвѐртое. Предлагаемые три направления исследований мы дополним сопоставлением с четвертым. Нам предстоит проанализировать и обобщить результаты, которые в рамках уже упоминавшегося спекулятивного поиска получены отечественными философами и писателями, работавшими на рубеже ХIХ–ХХ веков. Большинство этих рассуждений собрано профессором М.А.Маслиным в своеобразной хрестоматиии, которая так и называется «Русская идея» (Издана в Москве в 1992 году.) Мы проведем исследование этих высказываний и поразмышляем над ними.

Итак, в путь.

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Comments