Национальная идея и еѐ кризис; обыденный уровень проблемы

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Игорь Чубайс
10 января 2015 года Игорю Борисовичу Чубайсу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за книгу "РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ"

Национальная идея и еѐ кризис; обыденный уровень проблемы. Уже встретили свое двадцатилетие юноши и девушки, которые не помнят, что такое перестройка и что такое СССР, поскольку к моменту распада государства они даже не учились в школе. Но стоит им спросить родителей, бабушек и дедушек: как те отвечали на вопрос «Кто вы?» 30, 50, 70 лет назад и ответ будет одинаковым – «Мы – советские люди».

Эти слова, которые сегодня у одних вызывают улыбку, а у других ностальгические переживания, на самом деле в разное время звучали по-разному. Из поколения в поколение советским людям прививали уверенность в правоте нашего дела. И где бы они ни жили – в горном ауле или в низинной деревне, в столице нашей Родины, или в приграничном полустанке – каждый знал, пусть не он, но его дети, внуки непременно доживут и обязательно построят новое справедливое общество. В 60-е годы на экраны страны вышел фильм «Коммунист», который рассказывал, как все начиналось, какие честнейшие, несгибаемые люди стояли у истоков, через какие лишения они прошли, какие жертвы принесли… Фильм смотрелся на одном дыхании, он вызвал широкую реакцию в стране и далеко за рубежом. Когда картину показывали в Гаване, в театре Чаплина – крупнейшем кинозале Кубы, во время сеанса вдруг раздалась автоматная очередь. Показ был прерван, в зал вбежали дежурные, и тут оказалось, что молодой зритель-милисиано не выдержал и решил помочь своему русскому ровеснику. «Видишь, как беляки на него насели», сказал смущенный барбудос.

Но шли годы, сменялись вожди и генсеки и вера в справедливое общество оказалась подорванной, а затем и вовсе разрушенной. В середине 80-ых наш прокат прекрасно заработал на вызвавшей большой интерес картине «Маленькая Вера».

Героиня фильма не борец и не правдоискатель. Это обычная, современная, симпатичная и почти во всем разочарованная девушка, которая мечется между массой конфликтов и противоречий. В картине впервые у нас вполне деликатно показана половая близость. И вот в тот самый момент жених спрашивает будущую жену – «В чем твоя цель?», Вера, не задумываясь, под хохот зала, ему отвечает – «Наша цель – коммунизм». Большей народной иронии, большего общественного сарказма по отношению к декларируемой государством программе продемонстрировать было уже невозможно.

Вскоре наступил 91 год, игра в августовский «путч» и его реальный провал. Тогда миллион москвичей вышел на улицы. Всех объединила бесконечная радость свободы.

Старые, изжившие, лживые лозунги, подобно языческим идолам, удалось, наконец, сбросить. Ненавистная КПСС была распущена, хотя еѐ дурная слава еще долго отравляла общественную атмосферу. Всем казалось, что мы переживаем самые счастливые, самые светлые и судьбоносные моменты нашей истории. Но такое состояние общества сохранялось не долго. У всех на глазах распалось государство. Придя к власти, новые политики проявляли странную медлительность и бездействие. Экономическое положение продолжало ухудшаться.

А через некоторое время в сознании людей стал возникать новый, острый и остающийся без ответа вопрос – да, исчерпавшие себя старые ценности мы, наконец, выбросили на историческую свалку, но откуда взять новые, естественные, адекватные нормы и правила? В повседневный обиход стало входить слово «беспредел», пришедшее из тюремного лексикона. Обычно язык деградирует, когда в него проникают слова более низкого уровня, но в данном случае новый термин очень точно объяснял то, что с нами происходило.

И как еще можно было описать положение, при котором государство в рамках т.н. «либерализации цен» за несколько дней лишило миллионы граждан честно заработанных трудовых сбережений, которые те накапливали всю жизнь и которые были доверены этому самому государству? Многие заводы и фабрики стали закрываться, их работники оказывались на улице. Те же, кто продолжал работать, месяцами не получал никакой зарплаты. С большими сбоями стали функционировать здравоохранение, общественный транспорт, другие социальные учреждения. Власть превратилась в поголовно коррумпированную. Происходила не осознаваемая частью общества культурная деградация. Нецензурная лексика зазвучала в эфире, непечатные слова стали печатными.

Героями массовых телепрограмм вдруг оказались киллеры, наркоманы, бандиты и проститутки. Миллионы граждан стали считаться негражданами, не меньше людей перешло на положение беженцев. Но и тот, кто никуда не уезжал, тоже стал беженцем, переместился не он, исчез сам дом, само государство, в котором он прежде жил.

В известном детском стихотворении рассказывается, как «Кроха сын к отцу пришел,/ и спросила кроха,/ что такое хорошо/ и что такое плохо». Усвоение общественных правил, ценностей, норм происходит с самого детства. В этом и состоит социализация, взросление, становление самостоятельного и ответственного человека. Но что делать детям и взрослым, если никаких общепризнанных норм не осталось? Если понятия вина, грех, несправедливость просто исчезли из официального лексикона?

Подытоживая, можно сказать, что с конца 80-х годов наша страна попала в полосу многомерного, полисистемного кризиса. Мы видим, точнее, постоянно ощущаем на собственной шкуре, что милиция и армия функционируют неправильно, что финансовая система регулярно дает сбои, что управление государством и экономика неэффективны.

Самый острый переживаемый нами кризис – экономический, ибо треть населения находится за чертой бедности, но самый глубокий – идейный. Мы сбились с пути, старые ориентиры отброшены, а новые не сформированы. На обыденном уровне в той или иной мере это ощущает каждый. А что говорят по этому поводу власти?

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Comments