Народ и его энергия

Игорь Чубайс
10 января 2015 года Игорю Борисовичу Чубайсу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за книгу "РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ"

Народ и его энергия. Необходимо отметить ещѐ одну важную особенность социальной ситуации в России после 1917 года. Феномен, обозначаемый термином «народ» нельзя понимать как нечто всеядное, аморфное и бессодержательное. Народ – это совершенно определѐнный, чѐтко проявляющийся тип социальной общности. Очень разные понятия «народ» и «население» никак нельзя смешивать. Народ, в отличие от населения, это не простая механическая совокупность проживающих на определѐнной территории индивидов. Народ – это целостность, обладающая сильными внутренними связями, способная на активные, самостоятельные, согласованные действия и противодействия. Подобно крепкой, упругой пружине, народ способен сжиматься под внешним давлением, но затем он обязательно распрямляется и сбрасывает постылый гнѐт. Между тем, своеобразный лимит прогибаемости, способность к самораспрямлению могут быть уменьшены, или вовсе утрачены, если оказывать чрезмерное, запредельное давление. Это и есть убиение народа и превращение его в население.

В разных исторических ситуациях существуют и разные критерии проверки общества на народность. Например, один из первых россиеведов Дмитрий Иванович Менделеев считал, что на рубеже XIX–XX веков критическое количество земли на человека составляло 4 десятины. Если реальные размеры наделов сделать ниже этого показателя, в стране вспыхнут войны, бунты и революции. И в России начала прошлого века, как известно, действительно произошло три революции. Народ был мощной, целостной системой, ошибки власти и изощрѐнная антигосударственная пропаганда незамедлительно приводили в действие пружину народной энергии, вызывали ее спонтанное распрямление. Однако беспрецедентные в нашей, да и в мировой истории массовые ленинско-сталинские репрессии надломили общество и подорвали силу народа. Этот надлом проявился не сразу и зарубцовывается он тоже медленно, тем более что не зарубцевавшуюся рану власти время от времени вновь посыпают солью.

Великая Отечественная война, память о которой всѐ ещѐ остаѐтся в сознании поколений – пример того, как фантастически огромная энергия народа была потрачена на борьбу с неожиданно обрушившейся превосходящей силой противника. А куда эта колоссальная народная энергия расходуется сейчас? Да просто на поддержание жизни, на поиски средств к существованию, на сохранение семьи и детей. После противодействия выжимающей все жизненные соки бюрократии, сил остаѐтся, увы, не так много. В результате народ вынужден проявлять несоразмерную сдержанность, он медлителен и не способен реагировать адекватно на различные дисфункциональные действия властей. Но было бы глубоким заблуждением считать, что такой тип реакции останется навечно. Если неадекватное давление чиновничества будет и далее усиливаться, то, в конце концов, пружина возмущения распрямится против власти так резко, быстро и неожиданно, что процесс этот окажется весьма болезненным для всего общества и государства. Как звучит в припеве популярной нынче бардовской песни о прошлых и будущих войнах, «от Афганской – до Чеченской, от Чеченской до гражданской…»

И надо с горечью признать, что поведении нынешних властей действительно вызывает серьезные опасения и тревогу. Я уже цитировал высказывание свидетеля Гражданской войны Л.П. Карсавина, писавшего, что лишѐнный идеи, русский человек становится скотоподобен. Сегодня в народе происходит много противоречивых процессов, но одна из явных тенденций – возвращение православия. А вот в чиновничье-бюрократических структурах происходит другой процесс. Прежде, как общество, так и сама власть были ограничены жѐсткими рамками «комидеологии». Сидя под портретом Ленина, секретарю райкома было неловко брать взятку у рядового партийца, и он еѐ, как правило, не брал. Нынешнее начальство не контролируется ничем, идеологии больше нет, и теперь уже власть, лишѐнная всякой идеи, в своѐм поведении становится скотоподобной. Такого количества финансовых, алкогольных, коррупционных, сексуальных и прочих «внутриэлитных» скандалов, о которых рассказано в последние 10 лет, общество никогда не знало. Совокупная «взяткоѐмкость» нынешней бюрократии равна бюджету всего государства. Такая ситуация вполне устраивает власть, а общество, видя всѐ это, не столько протестует, сколько всѐ жѐстче отгораживается от власти.

Как показывают социологические опросы, молодежь больше не желает идти во власть. Будучи неспособной принять органичную систему общенациональных ценностей, нынешняя бюрократия превратила коррупцию в новую идеологию. Сегодня разные звенья и элементы общественно-государственной системы остаются единой целостностью не столько в силу общности идей, сколько в силу вынужденной тотальной коррупционной зависимости. Хочешь освободить сына от армии – плати военным (вместо лозунга о единства армии и народа), хочешь видеть ребѐнка в вузе – плати чиновникам от образования (вместо лозунга «науку – в массы»), хочешь ездить по бескрайним просторам родины – плати гаишникам…

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Comments