Особенности постсоветских реформ

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Игорь Чубайс
10 января 2015 года Игорю Борисовичу Чубайсу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за книгу "РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ"

Особенности постсоветских реформ. Сам термин «реформа» стал в наши дни ключевым политическим концептом, «пиаровским» ходом правящего слоя. Общество, пережившее десятилетия застоя, позитивно откликается на такой политический манок. Однако в действительности речь, как правило, не идѐт о позитивном социальном переустройстве. Реформой могут называть как полное «ничегонеделание», – таковы, например, «грачѐвские армейские реформы», – так и некоторые действительные изменения. Но почти всегда этот термин обозначает увеличение бюрократического слоя и дополнительное перекачивание средств от общества к власти, ограбление народа (вспомните процессы, начатые «либерализацией цен» и доведѐнные до абсурда при принятии закона об обязательном страховании автотранспорта, так называемой «автогражданки»).

После распада Советского Союза прошло почти полтора десятилетия. За такой срок – пятнадцать лет княжения - в Х1У веке Иван Калита перевѐл Русь на новый маршрут, придал государству новый стратегический импульс и начал процесс собирания земель, продолжавшийся 500 лет. За то же время в начале ХХ века, в период правления Николая II, наша страна совершила гигантский цивилизационный рывок. В нынешней России декларируется непрерывная реформа всего, при этом конкретные цели, программы и сроки преобразований никогда не определяются. После 1917 года власти громче всего говорили о социализме, но на самом деле порывали с русской идеей, российской идентичностью и устанавливали собственную тоталитарную власть. Сразу после 1991 года власти громче всего говорили о демократии, но в действительности происходило самое гигантское в истории обворовывание граждан. В ходе происходящих изменений российское общество претерпело огромные материальные лишения. Что же касается власти, то отношения и связи между различными еѐ группировками и слоями основательно менялись и продолжают изменяться.

Позитивные изменения коснулись сферы гражданских и политических прав, но они не носят глубинный характер и не исключают возможность авторитарного реванша. Не был проведѐн суд или какое-либо гражданское разбирательство в отношении слоя, правившего Советским Союзом, и его руководителей, не прекращено функционирование мавзолея Ленина, не рассекречены документы, касающиеся деятельности госбезопасности внутри страны, а также решений партруководства. Неоднократное выдвижение интеллигенцией вопроса о покаянии ни к чему не привело. Некоторым городам и улицам возвращены исторические названия, но соседние улицы в тех же городах сохраняют дзержинско-свердловскую топонимику. Все эти действия и бездействие сопровождаются соответствующими кампаниями в СМИ, которые достаточно эффективно формируют необходимые бюрократии мифы и оценки. Вообще замечено, что картина реальности, создаваемая СМИ, носит самостоятельный, замкнутый и специфический характер, процессы в самой жизни на неѐ не очень похожи. Это привело аналитиков к введению термина «медиатизация политики». Руководители разного уровня не столько стремятся к реальным изменениям, сколько к рассказу о неких позитивных изменениях в СМИ. Например, в одной Пермской области расходы на обеспечение журналистского освещения деятельности губернатора в прошедшем году составили более полумиллиона долларов. С большими трудностями и попятными движениями, Россия пытается отойти от страшного указателя с надписью «тоталитаризм», но, сделав два шага вперѐд, она подпадает под воздействие старых сил, заставляющих еѐ делать шаг назад. 

Отметим ещѐ одну важную особенность постсоветских преобразований. В числе немногих ясно и открыто продекларированных лозунгов этого времени стал призыв перехода к рынку и отказ от планово-административного управления экономикой. Сама по себе идея рыночной экономики является более менее приемлемой, хотя и имеющей ряд ограничений, которые мы здесь обсуждать не сможем. Важно отметить другое. В ходе реальных преобразований, настоящий рынок у нас не появился, на самом деле в сфере экономики действуют боле или менее скрытые монополисты. В частности, поэтому «переход к рынку» привел не к конкуренции и снижению цен, но к формированию монопольно высоких цен. Другим негативным следствием происходящих процессов стал перенос рыночных принципов из экономики в сферы деятельности, где эти принципы совершенно неприемлемы и оказываются разрушительными. Стремление перевести на рыночные начала здравоохранение, образование, науку, экологию, литературу и искусство, культуру, телевидение, радио, прессу является глубоко ошибочным действием с остро драматическими последствиями.

Анализируя деструктивные процессы, происходящие в современной России, многие авторы усматривают здесь аналогию с Веймарской республикой, павшей под ударами фашизма. Некоторые параллели, конечно, есть, но мне кажется, знай мы лучше собственную историю, уместней поискать параллели с отечественным прошлым. Ведь начало ХХ века в России было не только периодом экономического подъѐма и духовного взлѐта. Обретя свободу, далеко не все смогли адекватно вписаться в новые правила. Наряду с конструктивными процессами, в обществе проявились и откровенно негативные тенденции. Аморализм и легализованная проституция, криминальный бум, гипертрофированный гедонизм, терроризм и бандитизм – вся эта грязь росла как на дрожжах и выплѐскивалась на головы ошарашенных россиян. Нечто подобное происходит и в нынешней России. Причѐм позитивные процессы представляются сегодня более слабыми, а негативные – более динамичными, чем в прошедшем столетии.

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Comments