Почему национальная идея нужна. Ответ тем, кто утверждает обратное

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Игорь Чубайс
10 января 2015 года Игорю Борисовичу Чубайсу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за книгу "РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ"

Почему национальная идея нужна. Ответ тем, кто утверждает обратное. В нашей периодике и политической публицистике нередко встречается мнение о ненужности, и даже опасности национально-идейной определенности.

Возражения сводятся к нескольким повторяющимся аргументам. Первый можно изложить словами из песни А.Галича – «Бойся того, кто скажет – я знаю как надо».

(Впрочем, сам Галич, конечно же, никак не комментировал проблему национальной идеи). Ответ представлю кратко и тоже на уровне здравого смысла. – Невозможно уверенно двигаться в желаемом направлении, если никто, собственно, не объяснил, какое направление желанно.

В другом возражении речь идет о том, что мы ведь уже жили «как положено» и шаг в сторону от верного учения считался побегом. Неужели опять на нас свалят какую-то руководящую национальную идею? – Но ведь «руководить» можно по-разному, отвечу я, – тоталитарно, авторитарно, демократически. Да и национальные идеи бывают разными. И выявить нужно такую, которая не будет восприниматься навязанной, т.е. такую, которая вытекает из нашего совместного исторического опыта. Один уважаемый академик сформулировал свое возражение следующим образом: Иван, допустим, с ней согласится, но что скажем Ахмет, Абрам и Петро. Здесь, отвечу я, проблема возникает от неверного толкования исходного термина. Я уже писал, что национальная здесь понимается как общенациональная, российская и подробно проанализирую эту тему в другой части книги.

Наконец, представители различных политических групп также иногда объявляют поиск национальной идеи ненужным, беспредметным занятием. Письмо Воронкова, которое я прежде упоминал, – а можно назвать и другие высказывания деятелей разного политического уровня, – конечно же, не было случайностью. Дело в том, что выявление национальной идеи, достижение общественного согласия в этом вопросе, с одной стороны, избавит общество от ошибок и метаний, но также ограничит и власть, поставит еѐ в разумные рамки, обяжет работать на перспективу. А власти это, конечно, не нравится. Осознание национальной идеи сделает необходимым существование адекватной государственной политической стратегии, которой сегодня, увы, не существует. (Да и появление настоящей оппозиции затруднительно, пока нет сформулированной и объявленной позиции, и это тоже на руку власти).

Можно утверждать, что осознание национальной идеи должно предшествовать принятию конституции. Ибо первая, по существу, есть фундамент, условие существования второй. И если национальная идея отсутствует, конституция будет неизбежно нарушаться или безмерно широко интерпретироваться. Определѐнные выводы из выявления или не выявления национальной идеи следуют и для политических партий.

Их существование имеет смысл лишь тогда, когда они едины в понимании национальной сверхзадачи и общественно-государственного договора, хотя вести к достижению общепризнанного ориентира они могут разными путями. В противном случае, при условии победы на выборах, партии будут толкать государство в совершенно разные, взаимоисключающие стороны, провоцируя его раскол.

Если власти удаѐтся сохранять положение, при котором национальную идею можно не определять, в конце концов, возникнет ситуация, в которой спрашивать с властей будет нечего и не за что, ибо не сформирована общероссийская система социальных координат, отсутствует начальная точка отсчѐта. С ситуациями, когда отсутствовала общепризнанная трактовка тех или иных значимых социальных терминов мы уже сталкивались. Например, в разгар сталинской борьбы с кулачеством само понятие «кулак» так и не было определено, более того, возник новый термин «подкулачник» и потому репрессиям можно было подвергать кого угодно. Раскулачивание мы проехали, но еще недавно людям морочили голову, уверяя, что понятие «фашист» невозможно определить, и потому наказывать участников экстремистских группировок невозможно. В результате немало людей пострадало от рук коричневых, а Государственная дума на своем заседании в июле 2004 года отвергла законопроект, предусматривающий ответственность за публичное использование нацистской символики. Тем самым, как писали газеты, Госдума разрешила свастику. Если никак не определять термин «национальная идея», более того, отрицать саму его необходимость, последствия окажутся ещѐ более деструктивными.

Остановимся на рассматриваемой проблеме несколько подробней. Выясним, какие еще функции выполняет национальная идея.

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Comments