Почему разрыв стал возможен?

Игорь Чубайс
10 января 2015 года Игорю Борисовичу Чубайсу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за книгу "РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ"

Почему разрыв стал возможен? Утверждая мысль об историческом разрыве, мы, одновременно, порождаем серию новых загадок. Например, типичный вопрос, который возникает в этой связи, – а как все это могло произойти, чьими руками всѐ было сделано? Ведь не марсиане же разрывали на части тысячелетнюю Россию? Марсиан, разумеется, не было. Хотя численность иностранных наѐмников в Красной армии (китайцев, венгров, немцев, латышей, чехов, словаков, сербов и т.д.) доходила до миллиона человек, т.е. составляла около трети еѐ личного состава. Собственно, это обстоятельство и побудило большевиков раздувать миф о капиталистической интервенции, которой фактически не было.

Между тем, короткий ответ на поставленный вопрос с позиций обывателя и здравого смысла мы находим в книге отца белого генерала Н.Е. Врангеля «Воспоминания. От крепостного права до большевиков. М., 2003» Николай Егорович пишет:

«…неоднократно и от иностранцев, и от русских приходилось слышать вопрос: «Как могло многомиллионное население подпасть под иго ничтожного меньшинства, даже не меньшинства, а горстки негодяев?» Можно ответить коротко: благодаря равнодушию большинства и темноте остальных.

Когда с террасы дома Кшесинской ленинские молодцы, одетые в непривычные для русского глаза швейцарского фасона платья, явились народу и с нерусскими ужимками начали выкрикивать свои непривычные для русского уха слова, над ними трунили.

  • Ишь его разбирает, сердечного! Точно кликуша на церковной паперти.
  • А из каких они, батюшка, будут? – спрашивает старуха. – Тальянцы, что ли?
  • А Бог их знает! Не то тальянцы, не то французы…
  • Шуты гороховые, вот кто!- веско говорит чиновник. Почти то же думали многие обыватели, и когда большевики стали у власти, страшного в них на вид ничего не было.» (с. 371).

Действительно, проблемы начались несколько позже.

Я уже писал, что в начале прошлого века наша страна нуждалась в серьезных, качественных изменениях. Российское общество – и крестьянство, и интеллигенция, и политически активные слои – было готово к преобразованиям и ожидало их. Поэтому бурные потрясения 1917 года не были какой-то случайностью, как считает академик А.Н. Яковлев. Но отношение к произошедшему очень быстро раскололо страну. И большевикам необходимо было удержать контроль над теми, кто их не принял. Добиться этого было не просто, весь набор методов и приѐмов предстоит ещѐ внимательно изучить и проанализировать, поскольку на протяжении семи десятилетий весь этот процесс описывался совсем с иных позиций.

Подходя к проблеме достаточно схематично, я бы выделил в этом контексте несколько важных обстоятельств. Прежде всего, будущая власть провозгласила привлекательные и понятные лозунги, гарантируя всем мир, землю, фабрики... Хотя ещѐ в начале 17-го года призыв к миру и поражению своего правительства в войне привлекал небольшую часть деморализованных люмпенов, за 10 месяцев непрерывной пропаганды настроение людей удалось переломить. (Через неделю после приезда Ленина из Швейцарии в Россию, большевики начали издавать 250 новых газет. Не трудно догадаться, на чьи деньги это делалось). Так что, представив себе общественное настроение тех времѐн, нетрудно понять, кто вливался в ряды красноармейцев и краснофлотцев.

Другой фактор, несомненно содействовавший удержанию власти, – прямая социальная демагогия, апелляция к низменным человеческим чувствам. Призыв экспроприировать экспроприаторов, переведѐнный для простоты на русский как – «Грабь награбленное», привлѐк в революционную массу активных сторонников. Я уж не говорю о декрете, отменившем сухой закон. В следующие после Октября месяцы, годы и десятилетия, по мере усиления контроля над рычагами управления, по мере укрепления нового чиновничьего класса и осознания себя действительными, реальными хозяевами огромного государства с его несметными сокровищами, ленинцы, не колеблясь, и от обещаний отказывались, и лозунги регулярно меняли. Никакие фабрики рабочие не получили, а крестьяне, взявшие землю, вскоре об этом горько пожалели. Тем временем власть становилась всѐ более монолитной и сплочѐнной.

Активисты октябрьских событий 17-го года и в страшном сне не могли представить то, что произойдет в 30-х. Если бы стране сразу пообещали ГУЛАГ, голод и уничтожение церкви, шансы ленинцев были бы равны нулю. Внутри слоя, оказавшегося непосредственно во власти, также шѐл сложный процесс размежеваний и дифференциации. Постепенно разочаровываясь в происходящем, часть партийцев пыталась создавать внутри ВКП(б) альтернативные группы, оппозиционные объединения, платформы, стремилась организовать свободную дискуссию.

Поэтому, в конце 30-х годов Сталину пришлось вести борьбу на уничтожение с инакомыслящими внутри самой правящей партии. Больше половины (по другим данным более 70%) делегатов проходившего в январе-феврале 1934 года 17 съезда ВКП(б), было затем репрессировано и физически уничтожено. К 1940-му году в компартии практически не осталось никого из тех, кто вступал в неѐ в годы революции и гражданской войны. Установители новой власти были репрессированы и уничтожены своими преемниками. (Похожие процессы, но без физических репрессий, происходили во времена перестройки и демократизации. Многие участники и активисты демократического движения 1986-91 годов либо не пошли во власть, либо, придя туда, в скором времени оказались для неѐ лишними и не нужными. Тѐплые места заняли совсем другие люди.)

Анализируя причины укрепления новой власти, необходимо учитывать специфику организационного устройства советской компартии, которая, среди прочего, отличалась от нормальной политической партии особой жесткостью. В КПСС трудно было вступить и невозможно свободно, без последствий выйти.

Провозглашѐнный в уставе принцип «демократического централизма» на практике означал абсолютный централизм без демократии. Рядовые партийцы были полностью подчинены правящему номенклатурному слою, а тот, в свою очередь, жѐстко зависел от состоящей из 10 – 15 человек высшей руководящей группы. Всѐ было устроено таким образом, что воля вождя легко транслировалась партийной массе, формально являвшейся авангардом всего четвертьмиллиардного населением страны.

Важным приемом из большевистского арсенала, служащего сохранению власти, был механизм гласных, официальных запретов и ограничений. Иначе говоря, власть открыто опиралась на силу. В считанные дни и часы после октябрьских событий были запрещены и прекратили существование оппозиционные газеты. Была введена цензура, полностью низвергнутая перед этим февральской революцией. Несогласные с РСДРП(б) партии, а ими, как очень быстро выяснилось, оказались все остальные российские партии, лишились возможности функционировать легально.

Между тем, новые высшие руководители РКП, хорошо ориентировавшиеся в ситуации, понимали, что всю Россию зомбировать невозможно. Поэтому самым важным фактором удержания власти с самого начала стало насилие. Характерное наблюдение находим у писателя Владимира Солоухина. Правда он не указывает источник приводимых сведений, а я нигде более с таким материалом не сталкивался. Тем не менее, свидетельства писателя представляются достаточно вероятными. В книге «При свете дня» (М., 1992) В. Солоухин пишет, что к лету 18–го года для Ленина стало очевидно – Россия не принимает его программы и тогда вождь начал обдумывать план бегства из страны. Положение Ленина и всей правящей группы действительно не раз и не два оказывалось висящим на волоске, никакой фатальной предзаданности сохранения власти большевиков, конечно же, не существовало. Узнав о планах вождя, к нему пришли Троцкий и Свердлов, вместе они нашли выход – было принято решение о переходе к массовому красному террору.

Сам Ленин прямо и открыто писал о роли насилия в управлении советским государством. Созданный большевиками новый государственный строй они назвали диктатурой пролетариата. Такую диктатуру Ленин определял как власть «… ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стеснѐнную, непосредственно на насилие опирающуюся» (В.И. Ленин, Собр. соч., т. 41, с. 383). Чтобы лучше понять, чем отличалась старая и новая власть, сопоставим два факта. В 1887 году группа народовольцев совершила неудачное покушение на императора Александра III. Власти провели расследование, судебное разбирательство и пять человек, чья вина была доказана, приговорили к смертной казни… В 1918 году в Петрограде был убит начальник местной ЧК Урицкий. В ответ на это в течение трѐх суток по всем городам и весям без суда и следствия было схвачено и расстреляно 10 000 человек.

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Comments