Постсоветская бюрократия как плоть от плоти и кровь от крови бюрократии советской

Игорь Чубайс
10 января 2015 года Игорю Борисовичу Чубайсу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за книгу "РАЗГАДАННАЯ РОССИЯ"

Постсоветская бюрократия, как плоть от плоти и кровь от крови бюрократии советской. Безо всякого преувеличения можно сказать, что все происходящие в стране изменения производятся исключительно в пользу чиновничества. Чиновничество было и осталось главным и по существу единственным хозяйствующим, государствообразующим классом как советской, так и постсоветской России, роль остальных социальных слоѐв и групп зависит от того, насколько они полезны для бюрократии. Под властные крики о переходе к демократии, в России произошло формирование гипербюрократического государства. Статистика в современной России носит сомнительный характер, но довольно многие документы и иные источник свидетельствуют, что нынешний бюрократический слой по своей численности не уступает его численности в СССР. И это притом, что население Советского Союза, его территория, экономический потенциал были в полтора–два раза выше, чем в нынешней России. К тому же новое государство не пронизано на всех уровнях советскими и «капеэсэсовскими» структурами – обкомами, райкомами, горсоветами. Но наиболее опасен не простой численный рост бюрократии, наиболее деструктивно то, что еѐ деятельность не ограничена никакими нормами и законами. Это огромный господствующий класс, сам определяющий правила своего позиционирования, сам создающий нормы своей жизни и принципы своего отношения к другим социальным слоям.

Конечно, огромные финансовые потери, понесѐнные гражданами, не являются прямой и главной целью бюрократии. Будучи реально властвующим слоем, она навязывает обществу свою систему правил. Эта система построена на отрицании всех высших культурных ценностей (если их признать – бюрократия не сможет называть себя элитой), на утверждении посредственных и совсем низких эталонов, страстей и интересов. Это отчѐтливо видно по постоянно мелькающим на телеэкранах лицам госчиновников и депутатов. Они никогда не говорят о любимых писателях и учѐных, книгах и спектаклях, таковых у них просто нет. Бюрократия неизменно утверждает приоритет денег, пошлости, вульгарности. Но для того, чтобы серость с миллиардами могла «править бал», эти миллиарды приходится у кого-то изымать. Вот и остаются шахтѐры, врачи, учителя вовсе без зарплаты, или с якобы зарплатой.

Выйдя из тени и назвав себя элитой, власть породила многие цепочки негативных следственных связей. Кратко прослежу одну из них. Прежде начальники требовали себя считать «авангардом трудящихся», выходцами из рабочих и крестьян. Понятие «номенклатура» было тайным, оно употреблялось только в закрытых служебных инструкциях и нелегальной самиздатской литературе. После 1991 года регулирующая идеология разрушилась, и начальственные амбиции взяли верх. Чиновники обязали обслуживающих их «пиарщиков» называть власть элитой. Собственно, политехнологи и «центризбиркомовцы», наиболее оплачиваемые профессиональные группы, взяли на себя функцию прежних идеологов и осуществляют роль «легитиматоров» новой власти. В российской культурной традиции существовала известная норма: быть общественным лидером можно лишь принимая и соблюдая нравственные правила. Поскольку политика и мораль у нас, по признанию самих политиков, несовместимы, называть властвующий слой элитой также нелепо, как говорить о «марксистской идеологии».

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Comments