ЧТО ЕСТЬ РОССИЯ?

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница
Неклесса Александр Иванович
1 апреля 2013 года
за публикацию Русский мир. Цивилизация многих  народов Неклесса Александру Ивановичу присвоена Интернет-награда "Просветитель России"

ЧТО ЕСТЬ РОССИЯ?  

О, светло светлая и украсно украшена земля Руськая. 
И многыми красотами удивлена еси. 
«Слово о погибели Руськой земли» 1240 
 
От края до края своих равнин, от берега до берега морей, Россия внемлет всемогущему голосу Бога, который обращается к человеку, возгордившемуся великолепием жалких своих городов… Удивительно, как мощно одарены нации от природы: на протяжении более чем столетия благовоспитанные русские — знать, ученые, власти предержащие, только тем и занимались, что клянчили идеи и искали образцы для подражания во всех обществах Европы. И что же? Смешная фантазия государей и придворных не помешала русскому народу остаться самобытным.
Астольф де Кюстин 
 

Право на достойное будущее страны обеспечивается далеко не только конкурентоспособностью экономики или боеспособностью вооруженных сил. 

Скорее эти качества – производное от социального и культурного статуса общества, калибра правящего  класса,  интеллектуального  и  властного  мастерства.  Ибо  продукция,  создаваемая правителями,  если можно  так  выразиться,  постиндустриального  свойства:  она  нематериальный, творческий  ген, публичное  достояние,  вокруг  которого выстраивается  социальный  организм  с присущими ему достоинствами и недостатками. Но здесь также существует свой haute couture, prêt‐à‐porter и, к сожалению, дилетантство и профанация. 

Другой  фермент,  определяющий  положение  страны  в  мировом  сообществе –  энтузиазм и самоощущение народа, сопряжение чувства исторической идентичности с токами новизны. 

Культурный, интеллектуальный статус нации, ее миростроительный горизонт, способность к трансценденции  обстоятельств  и  преодолению  неурядиц  –  долг  и  добродетель  не  только правителей, но  и  граждан.  Качество  элиты,  в  конечном  счете,  производное  от  самоосознания  и активности народа: это проецируемый в окружающий мир и в будущее образ страны.  

На  каком  языке  говорит  сегодня  Россия,  о  чем  ее  речи,  кто  прислушивается  к  ним  на планете? 

Мысль, творчество, душевное усилие – энергии, сопричастные горним мирам, но и земной практике.  Люди не  механизмы,  их  судьба  не  фатальна;  история  –  просторная  дорога,  уходящая вдаль по ту сторону распахнутой двери, но одновременно это метафизический процесс, питаемый токами настоящего, культурным наследием и мечтой о грядущих свершениях. 

* * * 

Будущее  определяется  не  только  прошлым,  однако  и  прошлое  странным  образом  зависит  от будущего. 

Национальные  проблемы  в  разные  времена  решались  различными  способами.  Выбор инструментария эффективного  для  транзитных  эпох –  искусство  особого  рода,  которое  включает предвидение  и освоение  перемен,  интеллектуальную  мобилизацию,  моральную  реформацию.  А также удержание в узде – на весах справедливости и правопорядка – рвущиеся на волю инстинкты несовершенного естества. 

Иначе  говоря,  ограждение  от  зла  и  деградации  имеет  источник  не  только  в  инерции цивилизации, но  и  в  живой  ткани  общества,  а  главное  –  внутри  персоны.  Поэтому  сила плодотворного  порыва, верного  действия,  высоты  духа,  но  также  управленческого  таланта, полноценного законотворческого действия (и, что немаловажно, его исполнения), наконец, просто умного слова – равно как живой мысли, распознающей обстоятельства времени, – из числа могучих средств трансформации страны и возрождения народа. 

* * * 

Россия в настоящий момент экономически используется окружающим миром, но культурно им отторгается. 

Предъявление,  прежде  себе  самой,  но  также  urbi  et  orbi  современного  прочтения загадочной  русской души,  ее  ценностей,  идеалов,  мирополагания,  культурного  круга –  задача  со всей очевидностью востребованная временем. То есть актуальная, если не сказать больше. Однако интеллектуальная и смысловая растерянность российского общества весьма велика. 

Нарастающее  беспокойство  вызывает  социокультурная  ситуация  в  стране.  Противостоять деградации душ  и  неоархаизации  российских  пространств  может  и  должна  национальная реформация:  обновление политической  практики  и  политологической  рефлексии;  прочерчивание вектора,  сформулированного образованной частью  общества  и  поддержанного  народом.  А  также смена  устаревшего,  не соответствующего  эпохе  и  ее  реалиям  языка,  артикуляция  политической философии, национального проекта как доктрины действий, учитывающих драматичные перемены на  планете.  И  по  мере  сил  и возможностей  завоевание  интеллектуального,  нравственного авторитета в мире. Все это – несомненные приоритеты. 

Речь,  в  сущности,  идет  о  социальной  и  культурной  революции,  ее  сопряжении  со стремительным изменением  глобального  ландшафта,  о  растущих  ставках/уровнях  риска,  о методологии познания и действия применительно к складывающейся ситуации неопределенности. 

Как  минимум  –  о  необходимости  интенсивного,  не  поверхностного,  не  демагогичного,  но содержательного и глубокого разговора на данные, не слишком удобные темы.  

Нужда во всем этом слишком давно назрела. 

* * * 

Утрата смыслового вектора предопределяет поиск идентичности и формулы государственности. 

Что  есть  Россия?  Действительно,  сложный  вопрос,  на  который  вряд  ли  есть  однозначный ответ.  Исторический  опыт  свидетельствует  о  различных  ипостасях  и  версиях  Руси,  России,  о сосуществовании разных русских стран. Причем не только в диахронном русле, считая от мозаики Киевской  Руси,  региона  Ордынского  улуса,  Тартарии  на  европейских  картах  даже  сравнительно позднего  времени,  Московского  царства,  Российской  империи  до  России‐СССР  и  России‐РФ.  Но также в географическо‐пространственном прочтении темы: северо‐восточной Московии, обширной северо‐западной  территории  Новгородской  и  Псковской  республик,  юго‐западнорусского государства – Великого  княжества  Литовского,  Русского  и  Жемойтского16,  а  впоследствии  Малой, Червонной и Белой  Руси. Не  говоря  о  легендарной юго‐восточной Тмуторокани, других восточных землях и азиатских подданствах. 

А  вглядываясь  вглубь  веков,  можно  припомнить  и  воспроизвести  отрывочные,  смутные сведения  о Порусье  и  Борусии,  Рустингене  и  баснословном  острове  Буяне/Руяне,  о море  Руссов  и Росском каганате (Ρώς, Rhos, Rus, Rus’, Rusj, Rusy, Ruth, или восточные: ar‐Rus – «ар‐Русийя», Рохс)... 

И,  наконец,  вспомнить  о  различных  казацких  –  реестровых,  войсковых  («полковых»), сiчевых, кошевых, краинных, литовых‐береговых – множествах и политиях. 

Если  человеческая  память  избирательна,  то  память  политическая  избирательна  вдвойне  и втройне. Кажется,  наиболее  уязвимой  тут  оказалась  в  чем‐то  подзабытая,  отчасти  искаженная история Великого княжества  Литовского,  Русского  и  Жемойтского:  во  многом  альтернативного Московии русского государства и поныне влияющего на судьбы своих геополитических потомков… 

* * * 

Кстати, кое‐что из этого наследия и обширного политического хозяйства сохранялось в титуловании российского государя. 

Во  времена  ордынского  нашествия  и  некоторое  время  спустя  именование  «Русь» удерживается  за юго‐западными  землями,  связанными  с  Великим  княжеством  Литовским  и Русским. Правитель же, объединявший шаг за шагом северо‐восточные земли, именуется «великим князем Московским». 

Но «в 1493 г. Литва и Москва начали переговоры по поводу заключения договора, который должен был положить конец невыносимой ситуации необъявленной пограничной войны. Чтобы обеспечить  лучшие взаимоотношения с Москвой,  литовцы  предложили соединить  браком  дочь Ивана III Елену с великим князем Александром Литовским. На этих переговорах Иван III впервые в отношениях  с  зарубежным  государством  назвал  себя  "Государем  Всея  Руси".  Однако формулировка "Всея Руси" не являлась изобретением Ивана III. Его предок Иван I Калита (великий князь  владимирский,  1328‐37,  1339‐40  гг.) включил  ее  в  свою  титулатуру,  следуя  образцу титулов  русских  митрополитов.  Позднее  формула несколько  раз  появлялась  в  титуле московских великих князей в межкняжеских договорах, как,  например, в договоре великого князя Симеона  с его  братьями (приблизительно в 1350  г.); в  договоре  Василия II  с его братом Юрием (приблизительно в 1390 г.); в нескольких договорах Ивана III с удельными князьями (в 1483‐86 гг.). Но  в  1493  г.  Иван  III  впервые  включил  выражение  "Всея  Руси"  в  свой  титул  на  переговорах с иностранным государством, и, что особенно важно, на переговорах со страной, относительно которой оно звучало как вызов, поскольку правитель этой страны сам имел слово "Русь" в своем титуле (Великий Князь Литовский и Русский)». 17 

Титул  Ивана  Грозного  писался  уже  следующим  образом:  «Божиею  милостию,  Великий Государь  Царь и  Великий  Князь  Иван  Васильевич  всея  Руси,  Владимирский, Московский, Новгородский,  Царь Казанский,  Царь  Астраханский,  Государь  Псковский,  Великий  Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода  Низовския  земли, Черниговский,  Рязанский,  Полоцкий,  Ростовский,  Ярославский, Белоозерский,  Удорский,  Обдорский, Кондийский  и  иных,  и  всея  Сибирския  земли  и  Северныя страны Повелитель, и Государь земли Вифлянской и иных». 

Россия же появляется впервые в титуловании Дмитрия, правда, если вчитаться, в не вполне привычной  стилистике  и  атрибуции: «Мы,  пресветлейший  и  непобедимейший  Монарх  Дмитрий Иванович, Божиею милостию, Цесарь и Великий Князь всея России и всех Татарских царств и иных многих Московской монархии покоренных областей Государь и Царь». 

Наконец,  титул  Алексея  Михайловича  звучал  так:  «Божиею  милостию,  Мы,  Великий Государь  Царь  и Великий  Князь  Алексей  Михайлович,  всея  Великия  и  Малыя  и  Белыя  России Самодержец  Московский, Киевский,  Владимирский,  Новгородский,  Царь  Казанский,  Царь Астраханский,  Царь  Сибирский, Государь  Псковский  и  Великий  Князь  Литовский,  Смоленский, Тверский,  Волынский,  Подольский, Югорский,  Пермский,  Вятский,  Болгарский  и  иных,  Государь  и Великий  Князь  Новагорода  Низовския земли,  Черниговский,  Рязанский,  Полоцкий,  Ростовский, Ярославский,  Белоозерский,  Удорский, Обдорский,  Кондийский,  Витебский,  Мстиславский  и  всея Северныя  страны  Повелитель,  и  государь Иверския  земли,  Карталинских  и  Грузинских  Царей,  и Кабардинския земли, Черкасских и Горских Князей и иных многих государств и земель, восточных и западных и северных, отчич и дедич, и наследник, и Государь, и Обладатель». 

А в полном титуле российских императоров18 содержится 53 члена. Вспомним также титулование Патриарха Никона как «Божиею милостию Великий Господин и  Государь,  архиепископ  царствующаго града  Москвы  и  всеа  Великия  и  Малыя  и  Белыя  Росии  и всеа Северныя страны и Помориа и многих государств Патриарх». 

* * * 

Переливающиеся соцветия русской радуги дают возможность опрокинуть в будущее осмысление истории, представить  псевдоморфозы  полифоничного  Руского  мира,  увидеть  скрытые  ходы  и горизонты сослагательного наклонения истории. Впитав  заодно  опыт  судьбоносных  и  роковых ее развилок, проявлявшихся,  к  примеру,  – порой  в  стилистике  политического  парадокса  – в династических (марьяжных) конструкциях. 

Справка: Это браки, в которых  наследовались княжеские и королевские короны, формировались личные и  государственные  унии.  Так  было, когда венчались  дочь  Миндовга,  великого  князя Литовско‐Русского,  и  сын Даниила Галицкого – Шварн, в результате чего последний на некоторое время стал Великим князем.Или можно припомнить несостоявшийся семейный союз Великого князя Ягайло и дочери Дмитрия Донского. Ягайло выбрал тогда другой  путь: женился на Ядвиге, дочери Людвига Великого(Лайоша I), короля Венгрии и Польши из Анжуйской династии, и, приняв имя Владислава, стал королём Польши. Был и «компенсирующий»  союз, когда его двоюродный брат Витаут Великий отдал дочь замуж за сына Дмитрия (Василия I). Эти  браки обусловили появление и служили гарантией двух ключевых международных договоров Восточной Европы того времени: Кревской унии Литвы и Польши и Островского соглашения Литвы и России. 
 

Можно вспомнить  примечательную,  нередко  превратно  толкуемую  историю  Смуты  начала XVII  века – с  интригой  совместного  венчания  на московский  престол  Димитрия  и Марии.  А  также избрание царем сына  короля  Речи  Посполитой  Сигизмнуда  III  –  Владислава  Вазы  (который,  в конечном  счете,  стал польским  королём  Владиславом IV),  что,  однако,  противоречило  интересам Англии, поскольку закладывало основу континентальной супердержавы с обширным присутствием на континенте. И возможностью контроля  над  слишком многими  торговыми  путями.  В  результате страна  стала полигоном  столкновений  наемников,  различным  образом  ориентированных «геополитических» партий. 

 
Справка: Торговые отношения с Англией развиваются со второй половины XVI века, после квази‐посольства  Ченслера  (пытавшегося в 1554 г. через Северный морской путь найти дорогу в Индию,  но  попавшего  в устье Северной  Двины),  когда  английские  купцы  получают  право  на ведение беспошлинной  торговли (в  преддверии  Ливонской  войны  и  в  качестве амортизатора попыткам морской блокады Москвы). В Лондоне образуется Англо‐Московская компания (первая подобного рода, опережая почти на полвека Ост‐Индскую). В Архангельск в шестидесятые годы приходит ежегодно по 10‐14 кораблей. Некоторое время торговля поддерживается также через Нарву.  Из  Англии  идет  снабжение  оружием  и  металлом  для ливонской войны,  военными специалистами, мастерами корабельных и иных дел. В свою очередь Англии были предоставлены беспрецедентные  по  тем  временам права  на  беспошлинный  провоз  товаров  на  Кавказ,  в Центральную Азию,  Персию,  Индию  и  Китай,  а  также  возможность  создания собственных промышленных  предприятий,  чеканки  монеты,  пользования ямскими  лошадьми  и  вообще  – свободный  транзит  в  другие  страны. Тесные  связи  доходили  до  матримональных  намерений царя  к  «деве‐королеве»  и  планах  на  случай  вынужденной  эмиграции.  Иван  IV пытался вести переговоры  об  антипольском  союзе  Москвы  с  Англией, обещавшей  предоставление  ему политического убежища при неблагоприятном развитии событий в России. Иван посылал также сватов  к  племяннице Елизаветы  Мэри  Гастингс  (посольство  во  главе  с  Ф.А.  Писемским), но, несмотря на успешное развитие сюжета, вскоре скончался. После чреды недолгих царствований Федора,  Бориса,  Федора,  Димитрия  и  Василия по договору 4  февраля 1610  года (заключен  под Смоленском между Сигизмундом III и московским посольством) Владислав Ваза (14 лет) должен был после принятия православия занять Московский престол. По низложении Василия Шуйского московское  правительство  (Семибоярщина)  признало Владислава  царём,  чеканило  от  имени «Владислава Жигимонтовича» монету, а 27 августа (6 сентября) 1610 года ему как Московскому царю московское  правительство  и  народ  заочно  принесли  присягу. Однако подобное изменение геополитической конфигурации Восточной Европы ставило значительные привилегии Англии под удар. Англия  поддержала антилитвинскую  группировку,  что  позволило  нанимать  князей  и вооружить  земство,  включая  формирование  ополчения  на  своей главной торговой артерии (Серебряном пути)... Владислав IV владел титулом Великого князя московского до 1634 года. 19

Поиск  ответа  на  вопрос  о  культурно‐исторической  сущности  российского  организма, обретавшего собственное миропонимание, формулу миростроительства и колоссальную непростую для  освоения  территорию,  отчасти  напоминает  юридическое  расследование,  при  котором фиксируются не только внешние обстоятельства, но также внутренние мотивации поступков. 

И  в  ходе  этого  социально‐исторического процесса,  в  присутствии  своего  рода  присяжных заседателей (народа), порою можно надеяться прозреть подлинную суть событий.

15  Подробнее см. Александр Неклесса. Государство и корпорация. Облик меняющегося  мира в  XXI веке определяют новые формы социальной организации. – Независимая  газета.  2007‐06‐15. (http://www.ng.ru/ideas/2007‐06‐15/11_corporation.html). 

16 Официальным языком Великого княжества был старорусский язык (близкий к нынешнему белорусскому). Правовая система зафиксирована в Литовских статутах, основанных на «Русской Правде». 

17 Г.В. Вернадский. Россия в средние века. – М., 1997 (1958).

18 Что отчасти напоминает процесс становления именования Священной Римской империи (Sacrum Romanum Imperium) в 962 г.