Эссе об инвестициях

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница
15 ноября 2012 года
за публикацию КРИЗИС США – КРИЗИС РФ и 7 апреля 2013 года за публикацию Вперед, в СССР-2! Кучеренко Владимиру Александровичу (Максим Калашников) присвоена Интернет-награда "Просветитель России"

Эссе об инвестициях.

«Из России идут только хорошие новости. Владимир Путин остановил финансовое падение страны, наполнил государственный бюджет нефтедолларами и продолжает осуществлять контроль над постоянно растущей национальной экономикой. Он поставил у власти либерально настроенных профессионалов, реформировал налоговую систему и планирует более полно узаконить права частной собственности. Каркас рыночной экономики создан. Дальше России требуются лишь иностранные инвестиции. Но почему то Запад остается весьма скептически настроенным и не торопится аплодировать этим позитивным изменениям…»

Так говорил Александр Рар из Немецкого общества по внешней политики. И было это на конференции «Россия в системе международных отношений», которую в феврале 2001 года проводил Национальный совет по разведке США. Впрочем, подобных речей на ту же тему произнесли (и еще произнесут!) тьму тьмущую. Автор этой книги помнит, как в конце 1994 года тогдашний вице премьер Александр Шохин вел переговоры с депутатами Европарламента. Он тоже жаловался: мол, не жалели сил на рыночные реформы, все сделали, как на Западе, — а инвесторы с Запада к нам все не идут и не идут. По своей работе мне лично приходилось еженедельно присутствовать на заседаниях правительств Черномырдина, Кириенко, Примакова, Степашина, Путина и Касьянова в 1994 2001 годах. Господи, сколько же говорилось о привлечении иностранных инвестиций за все это время. Мол, вот вот, еще немного — и они придут.

Но годы текут один за другим, а инвесторы с гигантскими вложениями не идут. И придут ли вообще когда нибудь?

По моему глубокому убеждению — никогда.

* * *

Вот тот же А. Рар находит «гениальное» объяснение: реальная власть при Путине попала в руки бывших сотрудников КГБ, а они, дескать, принялись строить рыночную экономику без гражданского общества и без настоящей демократии. На конференции 2001 года к подобным объяснениям прибегали часто, приплетая сюда и то, что Путин, мол, давит свободу слова и независимое телевидение. Подобные объяснения умиляют меня до глубины души. Призывы к России поправить экономику за счет углубления демократии, соблюдения прав человека и обеспечения свободы слова звучат на международных толковищах так же часто, как когда то на пленумах КПСС раздавались призывы добиваться экономического роста за счет неукоснительного следования заветам Владимира Ильича Ленина.

Интересно, а почему в таком случае по части привлечения иностранных инвестиций лидирует красный Китай, в котором и свободы слова нет, и гражданского общества в западном понимании этого слова, и демократия не ночевала? Хотя в нем и частная собственность не настолько защищена законодательно, как в РФ, и огромный госсектор в экономике есть? Почему это гораздо больше России инвесторов привлекают авторитарные и почти диктаторские режимы азиатско тихоокеанских стран с их мощными полицейскими машинами подавления всякой демократии?

Ответ прост: в том же Китае есть железная власть, которая не занята предвыборной метушней каждые четыре года, которая обладает внятным представлением о том, какая политика ей нужна, и проводит эту политику умно и неуклонно, гарантируя инвесторам соблюдение подписанных с ними договоров.

Понятное дело, что подобных условий россиянское государство обеспечить инвесторам не может органически, хоть рассади во все правительственные кресла исключительно полковников КГБ. (Занимаясь экономической журналистикой, я знаю, что во многих случаях бывшие «спецслужбовцы» оказываются еще большими циниками и взяточниками, чем простые чиновники.) В Россиянии нет элиты, одержимой национальным идеалом, одним образом русского будущего, ради которого она могла бы повести за собой народ — на труд и подвиги.

Но и последовать совету Рара (и ему подобных западных умников) мы тоже не можем. Ведь они нам что рекомендуют? Сделать из России Запад. А это, как мы знаем, невозможно. Сам национально психологический «код» русских разительно отличается от такого же «кода» западноевропейцев и американцев. Мы об этом подробно пишем в «Третьем проекте», а здесь скажем вкратце: русские — это действительно народ белой расы, индоевропейского (арийского) языка. Но при этом мы совершенно не европейцы и не азиаты. Мы русские. Мы совершенно особым образом относимся к богу, к природе, деятельности, времени, обществу и к государству, и это отношение не похоже ни на западное, ни на восточное.

Поэтому даже в самом лучшем случае у нас не будет того, что на Западе назовут «демократией» и «гражданским обществом». Но и лучшего случая у нас тоже нет.

Можно миллион раз говорить о формировании гражданского общества в России, но это не изменит самого ужасного: у нас и просто общества уже нет. Оно распалось и разложилось. Мы теперь намного дальше от самого понятия «общество», чем в Советском Союзе 1980 х годов. В стране, которую сегодня называют «Россия», победил самый худший вид идеологии: идеология «добывания трофеев». У наших людей больше нет общей цели и общего созидательного дела. Россияне живут по нескольким принципам: «Обогащайся любой ценой», «Позволено все», «Государство — мой худший враг», «Умри ты сегодня — а я завтра», «После нас — хоть потоп», «Какой мерзавец — а добился и богатства и власти».

Это уже не общество. Это — банка со скорпионами, которые норовят сожрать друг друга. Существа, обуреваемые духом «добывания трофеев», уничтожают собственную страну, собственный народ и его будущее. Русские «россиянского образца» уже разобщены и не соответствуют понятию «единая нация», они уже лишены чувства элементарного самосохранения и способности драться за будущее собственных детей. Верить в то, что в ТАКОЙ России можно построить гражданское общество, может лишь клинический оптимист.

* * *

Сами же представители зарубежного бизнеса говорят более толковые вещи: они не хотят идти в РФ со своими капиталами потому, что в России нет нормальной судебной системы, принятые законы не выполняются, налоговая политика непредсказуема, а чиновничество дико коррумпировано.

Но может ли побороть эти недостатки «страна Эр Эф»? Нет. За последние пятнадцать (а по большому счету — и все тридцать) лет в государственный аппарат страны был произведен такой «антиотбор» человеческого отребья, подонков и патологических воров, что государство стало безнадежным. Эта клоака проросла связями, она воспроизводит себя и отторгает честных людей. Ну кто еще может идти в аппарат, численность которого настолько велика, а зарплаты в нем настолько низки? В этой зловонной массе утонут любые реформы и реорганизации. Наверное, предел такой системы — это стабильность именно путинского образца. Сиречь деградировавшая, примитивная экономика нефтяной трубы и газовой задвижки, спокойствие смертельно уставшего люда и всевластие чиновничества, которое своим жирным седалищем давит любую инициативу, политическую, социальную и экономическую. И еще — стабильность сговора, сговора крупных грабителей, сырьевых магнатов, которые смотрят на население РФ как на бесполезную биомассу, с коей зачем то нужно делиться нефтедолларами, платить ей какие то пенсии и зарплаты.

Такое государство может только деградировать и слабеть. Оно не может быть сильным по определению. В нем никогда не будут исполняться законы, никогда не будет настоящего суда. Такое государство не поддается реформированию, потому что из гнили, раковых метастаз и отбросов невозможно ничего построить. Коррупция давно стала нормальным «обменом веществ» в этом чудовищном организме, и без нее не могут жить ни чиновники, ни олигархи.

Поэтому я уверен: Эр Эф всегда будет пугалом для иностранных инвесторов.